Анекдоты про еврейского мужа и жену

Еврей приехал в Москву – и сразу в публичный дом:

– Скажите, Роза из Кишинева сегодня работает?

– Работает.

Он трахает Розу и платит двести долларов.

На следующий день опять приходит, опять спрашивает Розу из Кишинева, опять ее трахает и опять платит двести долларов.

То же самое на третий день.

Роза его спрашивает:

– Скажите, может быть, вы в меня влюбились?

– Нет, просто тетя Хая из Одессы просила передать вам шестьсот баксов.

– Рабинович, с твоей Сарой спит весь город, и, чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь. Брось ее, зачем тебе нужна такая жена!

– Ты понимаешь, если я ее брошу, то мне тоже нужно будет занимать очередь.

– Будьте любезны, на что мне сесть, чтоб попасть на Дерибасовскую?

– Сядьте на жопу, вы уже на Дерибасовской!

Хаим, мой муж уйдет на работу, так я сразу выброшу на мостовую копеечку, и ты придешь.

Муж ушел. Сара выбросила копеечку на мостовую. Но Хаима нет десять минут, нет полчаса, нет час.

Наконец он приходит.

– Почему так долго? – спрашивает Сара.

– Искал копеечку.

– Дурачок, я ее сразу же на веревочке подняла назад.

Кто кого любит: англичанин – жену, француз – любовницу, еврей – маму.

Сара говорит Двойре:

– Ты знаешь, мой муж импотент.

– А мой трижды импотент.

– Почему?

– Он вчера прикручивал лампочку – так упал со стула, сломал палец и прикусил язык.

На пляже к девушке подходит молодой человек:

– Девушка, вы прекрасны! Я вас хочу!

– Ой, ну что вы! Я стесняюсь!

– Да? Ну извините! – поворачивается и уходит. Девушка кричит ему вслед:

– Ой-ой-ой! Он так хочет, как я стесняюсь!

– Мойше, куда вы так бежите?

– Спешу исполнить свой супружеский долг.

– Так вы же живете в другую сторону!

– Туда я уже не донесу!

Еврей едет на велосипеде и качается.

– Хаим, ты же не умеешь кататься на велосипеде, откуда он у тебя?

– Я был у Розы. Мы пили чай, ели пирожные. Потом она мне сказала: «А теперь возьми самое дорогое, что у меня есть!» Вот я и взял велосипед.

Муж и жена насмотрелись эротического кино.

– Сара, а почему ты не кричишь в постели? Давай ты будешь кричать.

– Ну хорошо.

Легли.

Сара:

– Уже кричать?

– Нет, еще подожди.

– Ну а теперь?

– Еще рано.

– А сейчас?

– Давай кричи!

– Ой, мене нету денег! Ой, мене дети не кормлены!

У еврея пропал велосипед. Он пришел к ребе и спросил, как ему найти любимое средство передвижения. Ребе сказал:

– Позови всех своих знакомых и прочти им десять заповедей. Кто дернется на заповеди «Не укради» – тот и вор.

Через некоторое время ребе спросил у этого еврея:

– Ну как, собрал знакомых?

– Собрал.

– Кто-то дернулся на заповеди «Не укради»?

– Да нет. Когда я прочел «Не прелюбодействуй», то вспомнил сам.

Почему еврей любит смотреть порнофильмы в обратном порядке – от конца к началу? Ему нравится видеть, как проститутка отдает деньги назад.

Приходит Сара к раввину.

– У меня сегодня брачная ночь, так я думаю: мне в постель лечь в комбинации или без?

В это время прибегает Абрам:

– У меня проблема: коммунисты хотят, чтобы я вступил в колхоз! Что делать?

Раввин:

– Абрам, вступишь ты в колхоз или нет – тебя все равно вые…ут. Кстати, Сара, тебя это тоже касается.

Два супруга-брюнета приходят к ребе с недоумением, почему у них родился рыжий ребенок.

– Можно я задам вашему мужу интимный вопрос? – обратился ребе к жене.

– Можно.

Ребе (мужу):

– Скажите, вы часто живете с женой?

– Ну как вам сказать.

– Раз в день?

– Ну что вы!

– Раз в неделю?

– Ну как можно!

– Раз в месяц?

– Да нет…

– Раз в год?

– Ну, может быть.

– Тогда ваш ребенок рыжий от ржавчины.

Молодожены приходят к ребе.

– Как, скажите, нам строить семейную жизнь?

– Первые полгода вам нельзя жить половой жизнью и танцевать.

– Ну не танцевать полгода мы еще сможем, но нельзя ли сделать послабление в первом запрете?

– ?

– Ну сверху вниз немножко можно?

– Ну немножко можно.

– А наоборот?

– Ну немножко.

– А сзади?

– Можно и сзади, только ни в коем случае не дотрагивайтесь до жены руками, а то так можно дойти и до танцев.

– Смотри, вон стоит женщина, которую постоянно трахает Рабинович.

– Где, где?!

– Вон, на углу, в синем платье.

– Идиёт, это его жена!

– Ну а я что сказал?

– Абрам, там сбоку дома на досках насилуют вашу жену!

– На досках справа или слева от дома?

– Справа.

– Так успокойтеся, то не мои доски.

– Вы слышали, говорят, что те, кто активно занимается сексом, живут намного дольше.

– А шо я вам говорила! Эта старая проститутка Циля еще нас с вами переживет!

Абрам согрешил с чужой женой и, как положено, пришел в синагогу за отпущением грехов.

Его встречает раввин:

– Отвечай, с кем ты совершил грехопадение?!

– Не могу, раби.

– Можешь и не стараться! Я и так знаю, что ты согрешил с женой булочника Шихмана, она известная блудница.

– Нет, раби.

– Нет?! Так, значит, ты согрешил с дочерью портного Каца?! Как ты низко пал, несчастный!

– Нет, раби.

– Что-о-о-о?! Неужели ты связался с этой распутницей, племянницей лавочника Рабиновича?! О-о-о-о!

– Нет, раби.

– Ах, нет?! Вон отсюда, развратник! Не будет тебе никакого отпущения!

Абрам выходит из синагоги довольный. Столпившиеся у крыльца евреи спрашивают его:

– Ну как, Абрам, отпустил тебе раби грех?

– Нет.

– А чего ты тогда такой довольный?

– А я три новых адреса узнал!

Еврей так азартно играл в карты, что умер прямо за столом.

Послали человека сказать жене.

– Я из игорного дома Кацмана.

– Мой муж играет?

– Играет.

– Проигрывает?

– Проигрывает.

– Чтоб он сдох!

– Уже.

Идет похоронная процессия. Гроб, однако, несут на боку.

– Рабинович, кого ты хоронишь? – спрашивают главного в процессии.

– Тещу.

– А почему гроб на боку?

– Если нести прямо, она храпит.

– Скажите, сколько у вас стоят похороны по первому разряду?

– Десять тысяч.

– А по второму?

– Пять.

– А по третьему?

– Двести рублей.

– А можно по четвертому разряду?

– Можно, но тогда покойник понесет венок сам.

Умер Абрам. Надо писать телеграмму родственникам в Израиль.

Для экономии денег пишут кратко:

«Абрам ай».

Приходит ответ: «Ой».

Умирает старый богатый еврей. К нему приглашают адвоката для составления завещания. Адвокат долго не выходит из комнаты больного. Наконец его спрашивают: «В чем дело?»

– Да вот замешкался, не знаю: «ни х…я» пишется вместе или раздельно?

Еврей перед смертью:

– Сара, налей мне чай с двумя ложечками сахара.

– Почему с двумя?

– В гостях я пил с тремя, дома – с одной, а так хочется с двумя.

Умерла у Абрама жена. Приходит он в газету – напечатать объявление. Заплатил по минимальному тарифу и дает текст: «Сара умерла».

Ему говорят:

– За минимальную цену вы можете дать четыре слова.

– Тогда добавьте: «Продам „Москвич"».

Умер старый еврей. Вскрыли его завещание, читают: «Дочке моей, Сарочке, оставляю сто тысяч долларов и дом. Внучке моей, Ривочке, оставляю двести тысяч долларов и дачу. Зятю моему, Шмулику, который просил упомянуть его в завещании, упоминаю: привет тебе, Шмулик!».

Муж Двойры уехал по делам. В это время умирает его сестра. Двойра должна сообщить мужу о несчастье очень осторожно, потому что у него больное сердце. Двойра посылает телеграмму: «Сара неопасно заболела. Похороны в четверг».

Верующий еврей Шломо лежит в госпитале при смерти. Его семья пригласила раввина быть с ними в этот тяжелый момент.

Когда раввин встал у кровати больного, состояние Шмуля явно ухудшилось, и он судорожными движениями руки показал, что хочет что-то написать. Раввин с любовью подал ему ручку и лист бумаги.

Шломо из последних сил нацарапал записку и умер. Раввин решил, что сейчас не время читать записку, свернул ее и положил в карман пиджака.

На похоронах, когда он заканчивал свой панегирик покойнику, раввин вспомнил, что на нем тот самый пиджак, в котором он был в момент смерти Шломо. Раввин сказал: «Знаете, Шломо дал мне записку прямо перед смертью. Я ее еще не прочел, но, зная Шломо, я уверен, что она содержит слова утешения для всех нас».

Он развернул записку и прочел: «Ребе, сойди с моей кислородной трубки!!»

– Хаим, ты удачно женился?

– Нет.

– Почему?

– Окна во двор.

– Хая Соломоновна, вы не против сегодня поужинать вместе?

– С удовольствием, Абрам Ильич.

– Тогда у вас ровно в семь.

– Сара! Сара! Ваш сын ест с помойки!

– Абраша! Много не ешь, скоро обедать!

– Фима, ты нам больше не звони.

– Почему?

– После твоего визита у нас пропала серебряная ложка.

– Ты что, с ума сошел? Приди и обыщи меня и мой дом! У меня нет твоей ложки!

– Конечно нет, мы ее нашли.

– Так в чем же дело?

– Неприятный остался осадок.

Во время обеда со стола падает ложка. Хозяин успевает ее поймать.

– О, тетя Хая в лифте застряла.

– Хаим, Сарочка уже три года как умерла, почему ты не женишься?

– Ты знаешь, я ищу женщину с астмой.

– ?

– После Сарочки осталось столько лекарств.

– Знаете, на еврейской свадьбе жених, по обычаю, не может поцеловать невесту.

– Почему?!

– Потому что рядом с женихом сидит его мама и все время твердит: «Кушай! Кушай! Кушай!»

В гостях:

– Скажите, у вас есть чай?

– Нет.

– А кофе?

– Есть чай.

Двое приходят к ребе.

– Ребе, скажите, черный – это цвет?

– Цвет.

– А белый – это цвет?

– Цвет.

– Хаим, вот видишь, я продал тебе цветной телевизор.

Многодетный еврей в отчаянии приходит к ребе и говорит:

– Ребе, у меня уже десять детей. Жена беременна одиннадцатым, а у меня нет денег, чтобы купить еду. Помоги советом: что делать?

Ребе открыл Талмуд и нашел там: «Если у еврея десять детей и он не хочет, чтобы было одиннадцать, ему надо отрезать яйцо».

– Так и поступим, – сказал ребе, – отрежь себе одно яйцо.

Еврей отрезал.

Через год приходит.

– Ребе, я отрезал одно яйцо, но жена беременна двенадцатым!

Ребе открыл Талмуд и нашел там: «Если еврею отрезали одно яйцо, а дети продолжают рождаться, надо отрезать второе яйцо».

– Так и сделай, – сказал он еврею. Еврей отрезал второе яйцо. Через год он приходит и кричит:

– Ребе, моя жена беременна тринадцатым! Ребе открыл Талмуд и нашел там: «Если еврею отрезали два яйца, а дети продолжают рождаться, – значит, яйца отрезали не тому еврею».

– Ребе, у меня дохнут куры. Что делать?

– Кидай им зерно в круг, предварительно его начертив.

Еврей начертил круг, стал кидать в него зерно, но куры все равно дохли. Тогда он опять пришел к ребе:

– Что делать?

– Нарисуй квадрат и бросай зерно в квадрат. Еврей нарисовал квадрат, стал бросать в него зерно, но куры все равно дохли.

– Что делать, ребе?

– Нарисуй треугольник и бросай зерно в треугольник.

Еврей нарисовал треугольник и стал бросать туда зерно. Куры сдохли все.

– Ребе, все куры сдохли.

– Жалко, у меня было еще столько идей.

Еврей спрашивает у раввина:

– Ребе, а во время поста еврей может спать со своей женой?

– Да.

– А с чужой?

– Нет.

– Почему?

– В Торе ясно сказано, что во время поста еврей не должен получать удовольствия.

В синагогу принесли щенка и обратились с просьбой к раввину сделать щенку обрезание.

– Как вы смеете! Это же синагога, а не ветеринарная лечебница!

– Плачу сто тысяч.

– Так вы бы сразу сказали, что песик – еврей.

К раввину за советом приходит молодой еврей.

– Ребе, я хочу жениться на дочери Розен– фельда.

– Ну женись.

– Но она же некрасивая!

– Ну не женись.

– Зато ее отец дает за ней двадцать тысяч!

– Тогда женись.

– Ребе, но она старше меня!

– Ну не женись.

– Ребе, дайте же мне конкретный совет! После раздумья раввин говорит:

– Знаешь что? Крестись.

– Зачем?!

– Будешь морочить голову попу, а не мне!

После встречи с Богом Моисей возвращается к евреям и сообщает:

– Есть две новости: хорошая и плохая.

– ?

– Хорошая: сошлись на десяти. Плохая: включили прелюбодеяние.

Едут в поезде Рабинович и китаец. Рабинович спрашивает:

– Простите, вы еврей?

– Нет, я китаец.

– Нет, все ж таки вы еврей, чего вы стесняетесь?

– Да нет, уверяю вас, я китаец!

И так два часа. Наконец китайцу надоедает этот разговор, и он говорит:

– Отвяжитесь! Да, я еврей!

– Ну вот, я же говорил, – удовлетворенно замечает Рабинович. – А скажите, вам никогда не говорили, что вы очень похожи на китайца?

Два еврея едут в купе.

– Рабинович, скажите, куда вы едете? Рабинович думает: «Если я скажу, что еду в

Бердичев, он поедет туда же и испортит мне торговлю. Если я скажу, что еду в Тулу, он поймет, что я вру, поедет в Бердичев и испортит мне торговлю. Так я ему скажу, что еду в Бердичев, чтоб он подумал, что я еду в Тулу».

– Так куда вы едете, Рабинович?

– Я еду в Бердичев.

– Нет, вы врете, вы едете в Бердичев.

В купе поезда на Западной Украине заходит сельский хохол и видит: сидит негр и читает газету на украинском языке.

– Тю! Негр на наший мови газету чытае!

Негр отвечает:

– А чому не чытаты?

– Тю!! Та вин ще нашою мовою розмовляе!

– А я украинець. Потому и розмовляю.

– А я тоды хто?!

– Та не знаю… Чи жид, чи москаль.

Трое собираются эмигрировать во Францию и думают, какие им там взять имена.

– Вот я был Лейба, а буду Луи, – говорит один.

– А я был Гирш, а стану Гюи, – говорит второй.

– А я, пожалуй, во Францию не поеду, – сказал Хаим.

В соседних домах жили поп и раввин. «Ну что, – однажды сказали они друг другу, – мы, в общем-то, делаем одно дело, служим людям, помогаем им стать лучше. Давай снесем забор между нашими домами, будем жить в одном пространстве».

Снесли. Посадили общий сад. Сделали общую калитку. Потом купили общую машину.

И вот в ночь после покупки поп подумал: «Дай-ка я все-таки пойду окроплю машину святой водой». Встал с постели и пошел кропить. Смотрит – а у машины кончик выхлопной трубы обрезан.

Пограничник-кореец уходил в дозор с овчаркой и всегда возвращался без нее. А собаки все ученые, дрессированные. Начальству стало жаль собак (кореец их съедал), и оно пригласило гипнотизера. Тот стал внушать корейцу:

– Ты не кореец – ты еврей, ты не кореец – ты еврей…

А тот опять возвращается без овчарки. Тогда решили посмотреть, в чем же дело. Смотрят: сидит кореец, гладит овчарку и говорит:

– Ты не овчарка – ты фаршированная рыба.

Непослушного еврейского мальчишку отдали к ребе на обучение и воспитание. Через короткое время ребе в ужасе пришел к родителям и сказал, что с этим бандитом он справиться не может.

Тогда мальчика отдали попу. Через некоторое время мальчишка стал как шелковый.

На вопрос о том, что на него повлияло, мальчик ответил:

– Когда я увидел у них на кресте распятого нашего человека, я понял: эти не шутят.

Армия. На пост заступают трое – русский, узбек и еврей. Приказ строгий: водку не пить, в карты не играть, не безобразничать. Стоят они на посту, делать нечего. Один говорит:

– Может, хоть в картишки сыграем?

– Давай!

Играют, в азарт вошли, а тут, как назло, главком:

– Ну что, в картишки режемся?!

– Никак нет!

– Ну вот ты, скажем, русский?

– Так точно!

– Православный?

– Так точно!

– Так клянись на Библии, что в карты не играл.

– Hy клянусь.

– Так, ты узбек?

– Ну!

– Мусульманин?

– Ага.

– Ну-ка клянись на Коране, что в карты не играл.

– Клянусь.

– А ты еврей?

– Ну да.

– Ну-ка клянись Торой, что в карты не играл.

– Ну что я вам, спрашивается, буду клясться? Тот не играл, этот не играл, а я что, сам с собой играл, что ли?

Судился еврей с армянином. Журналистов в зал не пускали. По окончании процесса они все-таки спросили у судьи, чем дело кончилось.

– Прокурору дали пятнадцать лет.

Еврей пишет письмо за границу своим родственникам: «У нас тут все хорошо. Вот купил курицу на базаре за пятнадцать рублей».

Письмо распечатали где надо, вызвали еврея в органы и ругают: «Зачем вы пишите, что у нас такие дорогие продукты?!»

Он снова пишет: «Вы знаете у нас тут все хорошо. Пошел на базар, а там слон продается за десять рублей. Так х…р с ним, со слоном, я доплатил еще пять и купил курицу».

– Вы знаете Рабиновича, который жил напротив тюрьмы?

– А что?

– Так вот теперь он живет напротив своего дома.

У русского еврея спросили:

– Что такое счастье?

– Счастье – это жить в этой стране.

– А что такое несчастье?

– Несчастье – это иметь такое счастье.

Абрамзон повесил на своем балконе плакат: «Спасибо товарищу Сталину за мое счастливое детство!»

– Послушай, Арон Моисеевич, – говорит сосед, – ведь во время твоего детства Сталин еще не родился!

– Вот за это ему и спасибо!

Рабиновича вызвали в ОБХСС.

– Где вы взяли деньги на «Волгу»?

– У меня был «Москвич». Я его продал, одолжил и купил «Волгу».

– А где вы взяли деньги на «Москвич»?

– Был у меня «ИЖ», я его продал, приодолжил и купил «Москвич».

– А где вы взяли деньги на «ИЖ»?

– У меня был велосипед. Я его продал, одолжил и купил «ИЖ».

– А где вы взяли деньги на велосипед?

– А за это я уже сидел.

Игры доброй воли. Награждение победителей по метанию молота.

С трибуны вскакивает Рабинович и бросает молот за пределы стадиона. На пресс-конференции:

– Как вам удалось достичь таких результатов?

– Дайте мне серп – я его еще дальше заброшу!

– Рабинович, а почему вы еще не уехали в Израиль?

– А что там делать? Мне и здесь плохо!

– Рабинович, как вы посмели, заполняя анкету, в графе «иждивенцы» написать: «государство»?!

– Почем стоит доехать до Дерибасовской?

– Пять рублей.

– А если я поеду с Изей?

– С Изей, без Изи – пять рублей.

– Изя, ты слышишь? Я ж говорил, что ты ничего не стоишь!

Рабинович нанялся красить пароход. Покрасил с одного борта и сказал, что работа закончена.

– ?

– А в договоре написано: «Рабинович – с одной стороны, заказчик – с другой стороны…»

Приходит маленький Мойша в магазин, дает продавщице трехлитровую банку и просит:

– Мне три литра меда, пожалуйста!

Продавщица наливает мед, а Мойша говорит:

– Папа с вами завтра рассчитается!

– Ну нет! – отвечает продавщица и выливает мед обратно.

Мойша выходит с пустой банкой и говорит себе:

– Папа был прав! Тут на два бутерброда хватит!

Еврей выловил золотую рыбку.

– Отпусти меня, еврей, и я выполню три твоих желания.

– Хочу виллу в Майами, миллион долларов и Клавку Шифер на год в койку – это раз…

– Рабинович, сколько денег ты положил в конверт молодоженам?

– А разве конверт уже ничего не стоит?

– Хаим, ты знаешь, я заболел.

– Сходи к моему знакомому врачу – он за каждый следующий визит берет вдвое меньше.

Еврей пришел к врачу и говорит:

– Здрасте, вот я опять к вам!

Что делают люди, когда врач им говорит, что осталось жить две недели: американцы закрывают свой бизнес, французы без остановки занимаются любовью, русские все пропивают, а евреи идут к другому врачу.

Чем отличается англичанин от еврея? Англичанин уходит не прощаясь, а еврей прощается и не уходит.

В субботу Хаим спрашивает Рабиновича:

– Рабинович, скажи: любовь – это работа или удовольствие?

– Наверное, удовольствие, иначе я бы нанял человека.

– Рабинович, что это у вас под глазом синяк?

– А пусть не лезут!

– Как пройти на Дерибасовскую?

– Пройдите вверх по Богатьяновской, потом поверните налево, спуститесь вниз, потом два раза направо, потом вверх по Абельмановской, через три квартала в стороне вы увидите Привоз. В первых рядах вы ни на кого не обращайте внимания – идите прямо в конец Привоза. Там за последним прилавком стоит тетя Песя и продает петуха. Так вот: морочьте яйца этому петуху, а не мне, стоя на Дерибасовской.

– Скажите, можно ли Мойшу к телефону?

– Здесь таких нет.

Еще звонок, тот же голос:

– Таки можно Мойшу к телефону?

– Такие не проживают.

Третий звонок:

– Будьте любезны Михал Борисыча.

– Мойша! Тебя к телефону!

Абрам – Саре:

– Сара, ты знаешь, сегодня утром в трамвае какой-то амбал хотел дать мне по голове.

– Откуда ты знаешь?

– Если бы не хотел – не дал бы.

В РАО ЕЭС Бене дали задание:

– Вот тебе три рубля. Съезди в Америку и привези сто метров кабеля.

Через некоторое время Беня возвратился, привезя с собой на пароходе восемь тысяч километров кабеля.

– ?!

– Я им говорю: вот вам три рубля, дайте сто метров кабеля. Так они отвечают, что за три рубля они могут дать мне кабель от кончика моего носа до кончика моего члена.

Так я им говорю, что кончик моего члена находится в Бердичевской синагоге. Оказались честные люди, сдержали слово.

Еврей и египтянин поспорили, какой народ древнее – египетский или еврейский. Египтянин сказал, что египетские археологи сняли трехметровый слой грунта и обнаружили там телефонный кабель, что говорит о том, что в Египте в древности был телефон. Тогда еврей сказал, что израильтяне копнули у себя на четыре метра и ничего не нашли. А это свидетельствует о том, что у них еще раньше был мобильный телефон.

Выступает в ООН посол Израиля:

– Я хочу начать свою речь с экскурса в историю. Давным-давно Моисей водил евреев по пустыне. Было жарко, хотелось пить. Тогда Моисей ударил рукой по дюне, и превратилась она в озеро. Евреи напились, а Моисей скинул одежды и пошел купаться. Когда он вышел из воды, одежды не было. Скорее всего, ее украли арабы!

Ясир Арафат вскакивает:

– Ложь! В то время не было там никаких арабов!!!

Посол Израиля:

– Вот именно с этого я и хотел начать свою речь.



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Еврейские анекдоты. Подборка еврейских анекдотов. анекдоты Православное поздравление маме с днем рождения дочери

Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену Анекдоты про еврейского мужа и жену

Похожие новости