Отношение молодежи к чтению книг

Исследовательская ситуация и источники информации: предварительные замечания
 

На сегодняшний день в печатных изданиях и в Сети накоплено достаточно много разнообразной информации о чтении молодёжи. Источником такой информации являются исследования самого различного уровня и масштаба, ведущиеся как профессиональными социологами и культурологами, так и новичками, и дилетантами. Неудивительно, что желающий получить некоторое системное представление о предмете сталкивается с множеством трудностей.

Сложен сам поиск нужных материалов, поскольку в большинстве случае они опубликованы в малотиражных (часто – ведомственных) изданиях. В Интернете информация тоже рассыпана, искать ее приходится с помощью поисковых слов. Почти невозможно «охватить взглядом» большой массив пёстрой, хаотичной, неклассифицированной информации. Часто это описание какого-то локального исследования: тема, данные и краткие выводы; нет ни анализа, ни сравнения с данными других исследований. Просмотр потока подобных публикаций выявляет еще одну сложность: при многих похожих тенденциях, есть немало противоречий, которые не объяснишь, не зная ничего или почти ничего о методике, исследовательском подходе, других характеристиках. Сильно мешает анализу и неупорядоченность, непроработанность терминологии. В совершенно разном смысле говорят разные авторы о потребности в чтении, о читательских потребностях и интересах, об информационных потребностях. Характерна неоднозначность понимания и употребления даже самого слова «чтение». Нет единого мнения о том, кого считать молодыми читателями; в качестве таковых могут рассматриваться люди от 13 и до 35 лет.

В своем обзоре я попытаюсь хотя бы частично справиться с этими сложностями. Моя задача – проанализировать и по возможности классифицировать взятые из различных источников данные о чтении молодых жителей России, дополнить их результатами собственных исследований. То есть обрисовать реалии чтения различных групп молодежи, попытавшись рассмотреть их на фоне сегодняшней культуры, сегодняшних информационных потоков – «вписать» их в этот фон.

Кто же сегодня исследует чтение молодёжи?

В 2003, 2005 и 2008 гг. общероссийские опросы в рамках мониторинга «Читательские предпочтения российских граждан» проводил по заказу Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Левада-центр. Молодежь 18-24 лет была выделена в них в качестве одной из возрастных групп. Результаты этих опросов, отраженные в ряде публикаций (36, 41, 42, 43) дают некоторую общую картину, общий (достаточно печальный с точки зрения «книжного сообщества») взгляд на ситуацию. Надо учесть, однако, что двухтысячная (пусть и очень репрезентативная) выборка, основанная на результатах переписи населения, позволяла опросить лишь около 300 представителей интересующей нас возрастной группы. При этом от 42 до 51% этих респондентов на вопросы о чтении книг, журналов и газет ответили «никогда или очень редко». Следовательно, собственно читающую молодежь в этих опросах представляли 150–170 человек. Не только с позиций здравого смысла, но и математически такое количество респондентов не может репрезентировать различные социальные и культурные группы. При подобном «взгляде сверху» «цвета сливаются», он не позволяет увидеть значимые детали. Полученные исследователями Левада-центра данные (как и упоминаемые ниже данные других исследовательских центров) могут, очевидно, служить лишь отправной – хотя достаточно важной – точкой; они нуждаются в уточнении, конкретизации.

В 2006 г. Левада-центр провел в ряде российских городов по заказу фонда «Пушкинская библиотека» исследование «Детское чтение». Одной из групп респондентов стали учащиеся средних и старших классов, опрашивались также и родители школьников. Некоторыми результатами этого исследования (136) также будет интересно воспользоваться.

Общероссийский опрос населения «Круг чтения и читательские запросы россиян» организовал в 2007 г. Фонд «Общественное мнение» (ФОМ). В качестве одной из трёх выделенных возрастных групп рассматривались респонденты от 18 до 35 лет; к сожалению, в публикациях не указано, какую часть массива они составляли, но очевидно это была примерно треть – около 500 человек (62).

А в 2008 г. социологи ФОМ изучали чтение молодёжи в рамках проекта «Новое поколение». Данные были получены как в ходе общероссийских опросов, так и при опросах отдельных групп молодёжи – студентов московских вузов, активистов молодежных организации. Возраст респондентов – от 16 до 25 лет (72, 86).

Исследовательский холдинг «Ромир» в 2002 г. провел исследование предпочтений российской молодёжи в области литературы. Всего было опрошено более 300 респондентов в возрасте от 18 до 29 лет [РНБ-информация, 2002, № 5 // http://www.nlr.ru/news/rnbinfo/2002/5-4.htm (Больше информация об этом исследовании нигде не встретилась)]. В 2006 г. «Ромир» изучал читательские предпочтения методом интернет-опроса. Среди других возрастных групп были выделены респонденты с 14 до 18 и с 18 до 35 лет; весь массив – более 2200 человек (91).

Проблемы чтения нередко затрагивает в своих исследованиях Институт социологии образования. Например, в 2005 г. были опрошены более 2,5 тысяч учащихся московских школ. Изучалось деловое чтение – степень освоения программ по литературе и адекватность восприятия художественного текста (89).

Можно сказать, таким образом, что к тематике, связанной с чтением молодых, так или иначе обращаются наиболее известные российские исследовательские центры.

С чтением связаны также многие исследовательские проекты, которые инициируют региональные вузы (в частности, вузы культуры). Один из интересных проектов подобного рода – челябинское исследование 2005 г. «Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений», результаты которого отражены в публикациях В.Я. Аскаровой и Н.К. Сафоновой (3, 7, 8, 9). Здесь «ухвачены» и социологически осмыслены самые острые проблемы – поколенческие, социальные и профессиональные расхождения во взглядах на значимость чтения, на реальные возможности и роль различных институтов (семьи, сверстников, школы, библиотеки) в выборе молодым человеком модели читательского поведения. Чтение (прежде всего библиотечное чтение) является одной из центральных тем в деятельности возглавляемой В.Я.Аскаровой кафедры библиотечно-информационной деятельности Челябинской государственной академии культуры и искусств (ЧГАКИ). Свои исследовательские проекты, сотрудники кафедры реализуют чаще всего совместно с библиотекарями города и области (92, 93). В 2010 г. вышли два интересных сборника, подготовленные сотрудниками кафедры, – «Чтение на евразийском перекрёстке» и «Мода в книжной культуре [Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения: сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) / сост.: В.Я. Аскарова, Ю.В. Гушул; М-во культуры Челяб. обл., ФГОУ ВПО «Челяб. гос. акад. культуры и искусств», Кафедра библ.-информ. деятельности. – Челябинск: ЧГАКИ, 2010. – 296 с.; Мода в книжной культуре: границы дозволенного: сб. науч. ст. / ФГОУ ВПО «Челяб. гос. акад. культуры и искусств»; науч. ред., сост. В.Я. Аскарова. – Челябинск, 2010. – 207 с. (Отдельные статьи из этих сборников включены в список литературы)].

В сотрудничестве с библиотеками и на их базе велись оригинальные исследования Н.А. Стефановской – доцента кафедры библиотековедения и документоведения Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Молодые читатели изучались в рамках исследований «Чтение как духовная ценность» (2004), «Статусные особенности чтения в современной провинции» (2004–2005), «Чтение в системе ценностей молодёжи Тамбова» (2006), «Чтение в жизни современного человека» (2006), «Читатель XXI века: перекресток мнений» (2007), «Представления студентов о чтении» (2007), «Мониторинг чтения сельского населения Липецкой области» (2007). Внимание исследователя было направлено на сегодняшние функции и модели чтения; на факторы, определяющие формирование этих моделей в разных социокультурных группах; на то, как библиотеки реагируют на формируемые модели и с какой вероятностью могут сами на них повлиять (115, 116, 117, 118, 119, 120, 121).

Основное число исследований чтения ведется всё же в библиотеках (при этом объектом таких исследований чаще всего становятся именно дети, подростки и молодёжь). Это понятно: широко обсуждающиеся сегодня проблемы кризиса чтения и возможных путей выхода из него были подняты, в том числе, и библиотеками, для которых изучение читателя – традиционно значимая часть деятельности. Традицией является обращение не только собственно к библиотечному, но и к внебиблиотечному чтению пользователей; менее распространен выход исследователей за пределы библиотек – с намерением узнать, что читают те, большинство из которых в библиотеку не ходит. Предмет особого внимания – роль книги (точнее – печатных текстов) среди других источников информации; роль чтения в различных сферах жизни (особенно в сфере образования и в сфере досуга). Такой взгляд вообще-то не нов – соотносительная значимость чтения и телевидения изучалась давно; теперь на переднем плане оказалась проблема Интернета и электронных изданий.

Исследования библиотек по тематике чтения и обслуживания пользователей все эти годы пытаются отслеживать специалисты Российской национальной библиотеки (112, 113, 152). Их опыт свидетельствует, что информация о таких исследованиях и их результаты далеко не всегда распространяется за пределы даже той или иной библиотеки, тем более – за пределы региона или всего профессионального сообщества; поэтому они достаточно редко анализируются и в целом фактически не осмысляются. Именно поэтому очень важно «собирание» такого рода информации. На странице Центра в разделе «Профессионалу на заметку» представлены обзоры и аннотации книг и статей, другие материалы, посвященные различным проблемам чтения, исследованиям чтения [http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/].

Сотрудники Центра чтения РНБ и сами участвуют в исследованиях проводимых Научно-исследовательским институтом комплексных социальных исследований (НИИКСИ) при Петербургском университете, «ведут» в них тему чтения. Полученные данные представлены в статьях Л.В. Глуховой, О.С. Либовой, А.С. Степановой, В.В. Ялышевой, опубликованных в различных журналах и сборниках (32, 33, 57, 68, 110).

Изучением влияния медиасреды на чтение детей и подростков активно занимается В.П. Чудинова, зав. отделом социологических исследований Российской государственной детской библиотеки (40, 138, 140, 142, 143, 146). Надо отметить, что сотрудники этого отдела в течение уже многих лет здесь следят за исследованиями, которые ведутся в региональных детских библиотеках, собирают, редактируют материалы этих исследований, публикуют их в сборниках и на сайте библиотеки, помогают в разработке методик и т.п. В их публикациях региональные данные сопоставляются друг с другом, с результатами их собственных исследований, с цифрами и фактами, почерпнутыми из зарубежных источников (54, 133). Ведутся комплексные исследования, охватывающие разные регионы: «Анализ структуры читательских интересов детей и подростков: проблемы чтения, издания и доступности периодической и непериодической печатной продукции» (2001–2003), «Дети и библиотеки в меняющейся медиасреде» (2002–2004), «Сельский ребёнок: чтение, книжная среда, библиотека» (2002–2005) – и другие (139, 144, 150). Активно исследуют чтение также и психологи РГДБ Н.Г. Малахова, О.Л. Кабачек и другие (73).

Сектор социологических исследований РГБМ (ранее социологический отдел, потом Исследовательский центр «Библиотека. Чтение. Интернет» РГЮБ) всегда рассматривал и рассматривает чтение молодёжи как одну из важнейших своих тем. В 2000-х гг. было проведено исследование «Молодёжь и классика» (99), прошел очередной опрос посетителей в рамках мониторинга библиотечного спроса. В последнее время наше особое внимание было направлено на чтение и читательское общение молодёжи в Сети. В 2011 г. вышла книга «Молодые читатели в Интернете», подготовленная по результатам исследования 2009–2010 гг. (60). Ведётся мониторинг запросов пользователей «Виртуальной справочной службы», работающей на информационно-справочном портале Library.ru (97, ). С 2006 г. на портале ежемесячно появляется обращённый к посетителям вопрос, связанный с чтением и библиотекой. К полученным результатам я буду неоднократно обращаться в этом обзоре.

Как я уже говорила, существует множество печатных и электронных публикаций, рассказывающих об исследованиях чтения (а очень часто это именно чтение молодёжи), ведущихся и проведенных отдельными библиотеками. Некоторые региональные научные библиотеки отслеживают подобные исследования на своих территориях, курируют их, собирают, анализируют и издают полученные материалы. Таковы, например, изданные в Новосибирске сборники, «Книга. Общество. Читатель: современные проблемы» и «Читали, читаем и будем читать!» [Книга. Общество. Читатель: современные проблемы: Сб. науч. тр. / СО РАН. ГПНТБ – Новосибирск, 2004. – 233 с.; Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской области / Новосибирское библ. об-во; Новосибирская ГОНБ. – Новосибирск, 2006. – 100 с. (Отдельные статьи из этих сборников включены в список литературы)]. Сибирские исследователи выделяют группу студентов и работающей молодежи – наряду с детьми, с одной стороны, и читателями 30–50 лет, с другой. «Сформировавшись в позднесоветские и постсоветские времена, молодые относительно легко адаптируются к современным условиям, более прагматично и трезво смотрят на жизнь – утверждают они. – Изучение их читательских пристрастий помогает уяснить духовные и информационные запросы тех, кто определяет тенденции развития общественного сознания» (27, с.13).

Брянская областная универсальная научная библиотека организовала в 2004 г. межрегиональную научно-практическую конференцию «Чтение и время. Меняющийся мир – меняющийся читатель – меняющаяся библиотека», участники которой рассказывали о том, как они изучают чтение своих пользователей (в том числе, молодёжи) и какие получены результаты (87). В 2005 г. прошла научно-практическая конференция «Чтение и время», посвященная исследованиям, ведущимся в муниципальных библиотеках (134).

Среди муниципальных библиотек, изучающих чтение молодежи, можно выделить Ижевскую городскую ЦБС (105). Здесь уже более 10 лет существует сектор научно-исследовательской работы, а в каждой библиотеке-филиале есть сотрудники, которые входят в группу интервьюеров и принимают непосредственное участие в организации полевых исследований, обсуждают и готовят предложения библиотекам по итогам их проведения.

Все эти, а также многие другие источники будут использованы в представленном ниже обзоре. Но сначала о том, из какого именно взгляда на чтение, из какого подхода к нему я буду исходить, рассматривая имеющиеся исследовательские данные.
 

Некоторые размышления о чтении вообще и чтении молодёжи, а также о нечтении и нечитателях
 

В 2006 г. была разработана и принята Национальная программа поддержки и развития чтения. В ее Концепции дается следующее определение: «Чтение представляет собой важнейший способ освоения базовой культурной информации – профессионального и обыденного знания, культурных ценностей прошлого и настоящего, представлений об исторически непреходящих и текущих событиях. Под базовой культурной информацией понимаются знания, нормативные и ценностные представления, социально значимые сведения, составляющие основу, системное ядро многонациональной и многослойной российской культуры. Чтение также является важнейшим механизмом поддержания этого ядра, имея в виду и профессиональную, и обыденную его составляющие» [Концепция Национальной программы поддержки и развития чтения // www.mcbs.ru/data/File/Conception-text.pdf]. В совсем недавней статье авторы Концепции с некоторыми (непринципиальными) изменениями и уточнениями повторили эту мысль. «Чтение, – говорят они, – это единственный способ освоения письменной информации (а мы живём в эпоху письменной культуры), способ освоения и профессионального, и обыденного знания, культурных ценностей и норм» [Кузьмин Е.И., Орлова Э.А., Урмина И.А. Оценка социальной эффективности деятельности по продвижению чтения // Учреждения культуры, 2011, № 2, с. 34–46].

Соглашаясь с подобным взглядом в общих чертах, можно, однако, отметить, что некоторые достаточно важные жизненные и культурные реалии ему «сопротивляются».

Во-первых, под него подходит отнюдь не всякое чтение. С этим как бы соглашаются сами авторы Концепции и Программы, неоднократно говоря о том, что уровень чтения упал и продолжает падать, что снижению необходимо противостоять, что надо продвигать ценную, серьезную литературу, классику.

Во-вторых, утверждение, что именно чтение является важнейшим способом освоения базовой культурной информации и важнейшим механизмом поддержания ядра культуры, вовсе не бесспорно. В разных ситуациях и для разных социокультурных групп эту роль могут играть устное вербальное общение, слушание и смотрение (аудио– и визуальная информация), просто подражание и т.д.

Более того, уверенность авторов, что мы живём в эпоху именно письменной культуры, разделяется сегодня далеко не всеми. Действительно, когда-то Ю.М. Лотман говорил, что есть две эпохи развития культуры – дописьменная и письменная. Но такое определение вписывалось в определённый контекст, и в нём (контексте) такое разделение было понятным и достаточным. Нынешнюю культуру, которая конечно является и письменной, называют и визуальной, и компьютерной, и онлайновой – с равными, в общем, основаниями, зависящими прежде всего от темы, предмета внимания того или иного автора, от его подхода и пр. Именно в таком, сегодняшнем контексте, логично было бы рассматривать причины, по которым во всё мире снижается значимость и престижность освоения информации именно путем чтения. Вероятно, и эффективность реализации Программы и развития чтения будет в большой степени зависеть от умелого выявления и разделения объективных и субъективных факторов, влияющих на эту ситуацию.

Внимательное чтение различных публикаций свидетельствует: ещё и сегодня – хотя реже, чем раньше – многие авторы, говоря о чтении, на самом деле имеют в виду чтение книг. Хороший, настоящий, «правильный» читатель – это читатель книг (конечно, тоже «настоящих» и «правильных»). Подобное представление (сознательное или бессознательное) достаточно характерно для представителей того сообщества, которое в той или иной мере профессионально связано с проблемой чтения, в частности – для учителей и библиотекарей. Различия во взглядах внутри сообщества могут проявляться, например, в следующем: одни утверждают, что такой читатель безвозвратно остался в прошлом (В этом случае речь обычно идёт еще и о читателе толстых журналов); другие – что это идеал, которого нельзя достичь, но к которому надо стремиться. Заменить традиционные взгляды или хотя бы дополнить их другими, менее радикальными и более адекватно отражающими реальную сложность общения сегодняшнего (особенно молодого) читателя с текстами, – достаточно трудно (знаю это по себе).

Конечно, при всех оговорках нельзя не согласиться с определением чтения как одного из необходимых способов освоения базовой культурной информации. Но для анализа эмпирических социологических данных будет полезно рядом с таким «идеологическим» определением поставить другое – «технологическое», встречающееся в нескольких современных словарях и энциклопедиях: это «совокупность практик, методик и процедур работы с текстом». Термин «практики», употребляющийся сегодня представителями ряда общественных наук, мне кажется очень удачным: он позволяет описать реальность чтения, множество различных конкретных ситуаций – кто читает, что, зачем, где и пр. Не случайно, наверное, выдающийся современный философ и культуролог Ролан Барт, признаваясь, что не может дать общее определение понятия «чтение», подчеркивал: «чтение по самой своей сути есть поле множественных, рассеянных практик, не сводимых друг к другу эффектов» [Барт Р. О чтении // Барт Р. Система моды: Статьи по семиотике культуры – М., Изд-во Сабашниковых, 2003, с. 489].

Отечественные исследователи (в частности, в Московском гуманитарном университете) уже начали использовать этот термин: он звучит в работах Н.А.Селивёрстовой (102, 103); в 2008 г. защищена диссертация Н.Д. Юмашевой «Чтение как практики культурного воспроизводства в студенческой среде» (149).

Итак, попытаемся подойти к чтению с практической, «технологической» точки зрения. Действительно, чтение – это занятие, пусть и особенное. А любое занятие может быть для конкретного человека необходимым, желательным, или любимым. Как, например, вязание или приготовление пищи, или игра на фортепьяно, или поездка (путешествие) куда-то. Чтение тоже может определяться различными мотивами, различными условиями, выступать в самых различных модификациях.

Можно говорить о потребности в чтении, а можно – о чтении как способе удовлетворения той или иной потребности; это разные вещи, они могут быть связаны, но могут быть и совершенно не связаны. Потребность в чтении все же связана скорее со свободным временем, со свободным выбором именно этого занятия. Во втором случае речь может идти как о свободном, так и о несвободном времени; способ удовлетворения потребности может быть заменен (что сегодня часто и происходит). В целом же давно замечено, что значимость делового, прагматического чтения растет, а значимость свободного снижается. «Стремление к получению новых знаний, полезных для освоения престижных и прибыльных профессий, необходимость адаптироваться в изменившемся мире, – отмечает В.Я. Аскарова, – обусловили рост интереса к различным руководствам, практическим пособиям, учебной литературе, книгам по практической психологии – литературе, которая позволяет реализовать достижительную стратегию в частной жизни» (6, с. 11). И молодёжи это касается в наибольшей, пожалуй, степени.

Исходя из возможных мотивов, я выделила бы такие типы молодёжного чтения (конечно, они далеко не всегда реализуются в «чистом» виде):

• учебное (в связи с выполнением учебных заданий);

• производственное (в связи с работой);

• чтение «чтобы узнать» (познавательное, информационное);

• чтение «чтобы научиться» (инструментальное);

• развлекательное;

• «эстетическое» (когда происходит наслаждение текстом и самим процессом чтения).

Первые два типа выглядят как чисто прагматические. Следующая пара тоже скорее прагматическая, но может быть и свободной; у конкретных читателей и читательских групп чтение такого типа может приближаться к любому другому – учебному, производственному, развлекательному и эстетическому (собственно, это и будут различные практики чтения). Последние два типа – это свободное чтение.

Похожие принципы классификации мотивов чтения были предложены специалистом по проблемам детского и подросткового чтения Е.И. Голубевой: «По областям деятельности личности: мотивы чтения, обусловленные учебной деятельностью (включая переподготовку, повышение квалификации и т.п.); мотивы чтения, обусловленные профессиональной деятельностью; мотивы чтения, связанные с досуговыми занятиями. По жизненным потребностям субъекта: мотивы чтения, вызванные необходимостью получить бытовую информацию (о лекарствах, о расписании работы транспорта, о правилах пользования бытовой техникой и т.п.): мотивы чтения, обусловленные образом жизни, привычками (например, «обязательно почитать перед сном»). По устойчивым стереотипам, устоявшимся представлениям, ценностям конкретной личности: мотивы чтения, обусловленные представлениями о норме поведения; мотивы чтения, связанные с соображениями престижа, статусности; мотивы чтения, обусловленные стремлением следовать моде» (34, с. 210).

Н.А. Стефановская предлагает классифицировать читателей (и, соответственно, чтение) исходя из ориентированности на одну из трех групп потребностей – прагматические, престижные, экзистенциальные. В зависимости от подобной ориентированности, а также от влияния, давления социального окружения, говорит она, «могут реализовываться различные виды чтения: нормативное, престижное, свободное» (121). Есть и другие классификации, однако выделение делового (нормативного) и свободного чтения присутствует в них неизменно.

Тем не менее, мотивация – далеко не единственный значимый критерий классификации. Мы понимаем, что чтение книг во многом отличается от чтения журналов и, тем более, газет. При этом чтение художественной литературы имеет свою специфику, а журналы есть очень разные – от серьёзных научных – до развлекательных, состоящих, в основном, из иллюстраций.

Для анализа сегодняшних практик молодёжного чтения особую значимость приобретают и еще два фактора, все более тесно друг с другом переплетающиеся. Первый – где происходит чтение – дома, в библиотеке (какой?), в учебном заведении, в другом месте? Второй – печатный это текст, или электронный, а если электронный – берётся он непосредственно из Интернета, скачан предварительно на читающие устройства, или молодой человек пользуется готовыми электронными продуктами? А может быть, он читает печатный текст, но распечатан этот текст с электронного? Новые практики чтения уже существуют у «продвинутой» молодёжи и будут, судя по всему, распространяться. Но насколько они распространены сегодня, как связаны с мотивами, с обращениями к разным текстам – это пока почти не изучается.

Что касается общей картины чтения (и молодёжного чтения в частности), то уже более двадцати лет назад исследователи начали – и сегодня продолжают – отмечать две как бы исключающих друг друга, но тем не менее сосуществующих тенденции – массовизации и стратификации. Проще говоря, с одной стороны, все читают одно и то же (обычно тут называют боевики, детективы, женские романы, а говоря про молодёжное чтение – прежде всего фантастику и фэнтези); с другой – существует множество социокультурных групп, каждая из которых читает «своё» (то, что другие не читают). «Любые коммуникативные источники в России, за исключением телевидения, встроены сегодня в различные круги и сети „своих“, „близких“ и замыкаются ими, но не проникают между группами и слоями», – утверждают социологи Левада-центра (43, с. 68).

Наблюдение за молодёжным чтением, анализ результатов больших и малых исследований, свидетельствуют: обе эти тенденции действительно существуют (разве что первую разглядеть легче, чем вторую); вероятно, они тесно связаны с процессами массовизации и стратификации общества и культуры в целом. Подавляющее большинство читателей втянуты в массовое чтение; но одновременно многие из них могут следовать нормам и «большой» социодемографической (в частности, возрастной) группы, к которой принадлежат, и более узких групп – семьи, друзей, коллег по учёбе и работе, а сегодня ещё – собеседников по Интернету.

Результатом разнообразных и нередко разнонаправленных процессов становится появление и развитие множества практик чтения, характеризующихся разным уровнем компетентности «практикантов», разной мотивацией, обращением к разным по содержанию, виду и формату текстам и т.п. А читающую молодёжь в целом мы можем увидеть как некоторый континуум – от очень культурных и квалифицированных читателей до почти нечитателей.

Но за пределами этого континуума находится те молодые люди, которые не читают вовсе. По данным многих (хотя далеко не всех) исследований, их немало. Вот, например, результаты проведённого в 2008 г. исследования Левада-центра «Читательские предпочтения российских граждан» – по ответам респондентов с 18 до 24 лет (43, с. 14, 17, 21):
 

чтению
  Читают регулярно Читают иногда Не читают никогда Затруднились ответить
Книги 16 40 42 2
Журналы 12 44 43 1
Газеты 12 36 51 1

 

То есть, согласно данным этого исследования, по своему отношению к чтению «взрослая» молодёжь делится почти напополам, а активными читателями можно назвать лишь 12–16%. (Надо отметить, что старшие возрастные группы выглядят немногим лучше – они активнее обращаются к газетам и журналам, зато книги читают реже.) Правда, по утверждениям самих же авторов, респонденты, говоря о книгах, имеют в виду чаще всего художественную литературу для свободного чтения. Так что в своём ответе на соответствующий вопрос они с большой вероятностью не учли чтение учебников и пособий. А о чтении в Интернете в этом вопросе речь вообще не шла, тогда как для молодых людей, особенно жителей больших городов, это достаточно значимый фактор (что при анализе ответов на другие вопросы подтверждают сами авторы). Надо отметить также, что другие исследователи называют обычно меньший процент нечитающей молодёжи (48, 62, 66).

В.Я. Аскарова – исследователь, внимательно следящий за читательской ситуацией и тонко её анализирующий, замечает: «Трудно согласиться с суждениями специалистов о тотальном „кризисе чтения“, не подкрепленными представительным материалом о картине чтения в электронной среде, об особенностях коммуникативного и информационного поведения людей, доминирующем воздействии визуальных медийных средств, а также анализом различных проявлений субкультуры» (4, с. 6).

В 2011 г. мы предложили посетителям портала Library.ru высказать своё мнение о чтении молодёжи. Вопрос звучал следующим образом: «Говорят, что молодёжь сейчас читает всё меньше и меньше. Я думаю, что…». Как и все другие вопросы на портале, этот был альтернативным, то есть респондент мог выбрать только один ответ. [При оценке этих и всех приводимых далее ответов посетителей портала Library.ru надо иметь в виду следующее. Кроме специально оговорённых случаев приводятся лишь ответы посетителей моложе 26 лет. Это вполне «интернетизированные» молодые люди, в основном – студенты и молодые специалисты, жители крупных городов.] Примерно треть ответивших выбрала вариант «к сожалению, это правда» (нельзя не отметить, что старшие респонденты выбирали этот вариант несколько реже); столько же – вариант «молодёжь была и есть разная, и читает она по-разному». Почти каждый четвёртый считает: «нет, это не совсем так, просто молодёжь сейчас читает другое и по-другому».

Падение значимости чтения фиксируется, таким образом, достаточно большой частью аудитории портала. В этой связи характерны полученные двумя годами ранее (в 2009) результаты ответов на вопрос о чтении родителей респондентов.
 

Я думаю, что мои родители в моём возрасте Все респонденты Моложе 18 лет 18–25 лет
Читали больше, чем я сейчас 46,1 69,0 45,7
Читали меньше, чем я сейчас 21,8 7,1 18,3
Читали примерно столько же 18,9 2,4 21,9
Трудно сказать, не знаю 5,7 4,8 6,1
Это нельзя сравнивать, вопрос поставлен неверно 7,3 16,7 7,9

 

Таблица демонстрирует: почти половина респондентов всех возрастов считает, что их родители читали больше; особенно часто этот вариант ответа выбирают самые юные. Но о том, что сравнивать нельзя, они тоже говорят чаще, чем другие группы.

Нельзя не отметить при этом, что молодая аудитория портала Library.ru позиционирует себя как активных читателей. Ответы на разные вопросы в течение 2006–2011 свидетельствуют: на чтение уходит 2–3 часа в день (подобные ответы ответ выбирает более двух третей); читают и по учёбе, и «для себя», и печатные и электронные тексты.

Тем не менее, данные ряда опросов, проведённых в последние годы многими исследователями, подтверждают, что достаточно большую часть молодых людей (логично предположить, что это неучащиеся) можно назвать нечитающими. На самом деле мы об этих людях ничего или почти ничего не знаем. Нередко исследователи задают таким респондентам вопрос, почему они не читают. Самый популярный ответ на него – «нет времени». Очень часто подобный ответ воспринимается с недоверием, «не всерьёз» и трактуется как отговорка, скрывающая нежелание читать. Но если вдуматься и посмотреть на ситуацию непредубеждённым взглядом, сам вопрос «почему вы не читаете?» начинает звучать довольно странно.

Очевидно, нечитающие не читают потому, что чтение никак не связано ни с какими их информационными и вообще жизненными потребностями. К этому можно относиться по-разному:

• считать такую ситуацию нормальной, то есть признавать, что в обществе всегда есть социокультурные и/или профессиональные группы, большинство членов которых не нуждаются или почти не нуждаются в письменных текстах;

• пытаться модифицировать (повысить, расширить, «окультурить») потребности нечитающих – то есть просвещать их;

• пытаться показать, доказать им, что имеющиеся у них потребности можно удовлетворить с помощью письменных текстов (чтения) – то есть заниматься собственно продвижением чтения.

Библиотечным работникам и вообще людям книжной культуры первая позиция может казаться неприемлемой – прежде всего с моральной точки зрения. Кроме того она вроде бы не вписывается в принятые сегодня взгляды на современное общество как информационное, то есть такое, где умение грамотно пользоваться письменной информацией является обязательным условием и элементом социализации. Но вот, например, размышления по этому поводу, доктора социологических наук В.В. Кривошеева: «Действительно, людей, которые и в процессе деятельности, и вне её связаны с получением, обработкой, преобразованием информации, становится все больше в условиях информатизации общества, растущей ценности гибкой адаптивности делового человека. Но есть ведь и сейчас люди, включённые в иные производственные процессы. По-прежнему здания, сооружения строятся пусть и с использованием большого числа механизмов, но и с немалыми физическими усилиями. Таким же образом ремонтируются дороги, производится металл, обрабатывается почва, осуществляется уход за сельскохозяйственными животными и т.п. В деятельности всех работников, связанных с указанными трудовыми процессами, присутствует, конечно, информационный компонент, и немалый, но он всё же не выступает основным» [Кривошеев В.В. Короткие жизненные проекты: проявление аномии в современном обществе // Социологические исследования, 2009, № 3, с. 59].

Действительно, нельзя не признать, что есть такие профессии, которые не требуют и не потребуют наличия читательских навыков. Соответственно, такие социальные группы, для которых прагматическое, деловое чтение не является значимой потребностью, – существуют и вряд ли исчезнут. Это касается и свободного чтения – есть люди и группы людей, которые по той или иной причине не хотят и не будут читать. При этом они могут оказаться «вписанными» даже в самую высокую культуру. Ведь культура совсем не во всех случаях связана с письменными текстами и потребностью в чтении – например, она может опираться на музыку, устное творчество, визуальные искусства.

Но – всё это вовсе не значит, что библиотеке не надо работать с такими группами. Прежде всего потому, что внутри этих групп всегда есть люди, которые хотят стать читателями, но социальное окружение им не помогает или даже препятствует.

Вспомним, насколько часто мы слышим сегодня сетования читающих родителей, что их дети и внуки не читают серьёзно, вообще не читают. Но у младших членов таких семей есть культурная среда, память детского чтения, накопленные книжные ресурсы (домашние библиотеки, собранные одним или даже несколькими поколениями) У них есть выбор – стать или не стать читателями; и тут логично рассуждать о социокультурных факторах, роли массовой культуры, новых технологий и т.д. Совсем по-другому, думаю, следует рассуждать, когда мы говорим о тех, кто мог бы выйти в читатели из нечитающей среды. В особой степени это касается, конечно, так называемых «социальных низов».

На фоне общей неоднозначной ситуации с вертикальными социальными перемещениями, ситуация с перемещениями культурными (и – шире – образовательными) выглядит особенно напряжённой. Стратифицируется и коммерциализируется не только средняя школа, но и система дошкольных (в частности, всякого рода эстетических) занятий. Способные и любознательные, но «чужие» для образованных слоев девочки и мальчики, девушки и юноши не становятся предметом внимания ни государственных (кроме, может быть, библиотек), ни общественных структур и институтов. У этих юных людей выбора фактически нет, их стремление к чтению (тем более – к серьёзному чтению) часто остается не только не реализованным, но и не осознанным. Любому из них может только повезти, если на его пути вовремя встретится серьёзный читатель, который захочет его понять и научить...

Я думаю, что рекрутирование читателей (и шире – культурных, образованных людей) из нечитающей, некультурной среды – как бы индивидуальная работа на фоне «массового» просвещения и продвижения чтения. Это связанная с ними, но всё же несколько другая задача. Обе они требуют активной позиции библиотеки и – что немаловажно – понимания ею как своих возможностей, так и своих ограничений. Конечно, всё это необходимо и для работы с аудиторией читающих, потому что все-таки именно они являются нашей основной аудиторией.

Здравый смысл подсказывает нам: что-то и как-то читает любой грамотный человек, тем более – человек молодой. Вопрос в том, в какой мере и в какой форме чтение включено в разные сферы его жизнедеятельности. Простой посыл – «те или иные тексты нужны тому или иному человеку для тех или иных целей, в тех или иных случаях» – безусловно учитывается работниками издательской сферы, книжной торговли и рекламы; однако он довольно плохо просматривается, например, в программах продвижения чтения и соответствующих мероприятиях. Об этом недостатке сегодня говорят и сами инициаторы Программы, подчеркивая, что нельзя продвигать чтение «вообще», нельзя рассматривать аудиторию усреднённо; «более просвещенным нужны одни издания, менее компетентным – другие; молодым интеллектуалам следует рекомендовать литературу высокой степени сложности, а пожилым обывателям предлагать более популярную» [Кузьмин Е.И., Орлова Э.А., Урмина И.А. Оценка социальной эффективности…, с. 37].

Но что же говорят исследования последних лет о читающей молодежи?
 

Отношение молодёжи к чтению
 

Что для современных молодых людей чтение, какое место оно занимает в их жизни – исследовательские данные об этом достаточно противоречивы.

Результаты опросов первой половины 2000-х показывают, что чтение входит в число ценностей жителей России, в том числе молодёжи, – это утверждают сотрудники Центра чтения РНБ (33, 57, 68, 110). По их данным, лишь 4% молодых людей решились признать, что не любят читать, а каждый третий ответил, что читает регулярно. Подавляющее большинство респондентов всероссийского исследования «Преемственность поколений: диалог или конфликт?» (2001 г.) не согласились с позицией «в наше время читать книги не обязательно, так как всё, что нужно, можно найти в других источниках»; наоборот, они считают, что «без книг нельзя воспитать культурного человека». А 44% респондентов исследования «Проблемы социального здоровья молодых россиян» (2005 г.) в свободное время предпочитают читать книги – большее число предпочтений собрали лишь занятия спортом и просмотр телевизионных передач.

Ценность чтения в общественном сознании пока достаточно высока, – соглашаются специалисты РГДБ. По результатам опроса школьников 10–16 лет, который проводился в 2003 г. в рамках исследования «Сельский ребенок: книжная среда, чтение, библиотека» в сельских районах Калининградской, Мурманской и Тюменской областей, даже подростки (традиционные бунтари) в числе своих достоинств называют начитанность. А среди школьников – участников опросов начала 2000-х об отношении к чтению 70-80% выбирают положительные ответы (34, 150). [Правда, в число этих положительных ответов включены такие различные, как «люблю читать», «много читаю», «люблю читать, но не хватает времени», «читаю лёгкое, на досуге», «читаю по школьной программе», «предпочитаю журналы».]

Многие библиотечные штудии (особенно в тех случаях, когда опрашиваются именно посетители библиотек) дают подобные результаты. Например, более 78% 15–18-летних посетителей детских библиотек Новосибирска утвердительно ответили на вопрос «Любите ли вы читать» (55). В поселке Локоть Брянской области таких оказалось 75% (22% читают только в силу необходимости, и только 3% не читают вообще, предпочитая другие занятия) (35). 85% респондентов исследования «Молодёжь и чтение художественной литературы» (организовано в 2005 г. ЦБС Ливенского района Орловской области, охватило около 600 читателей 18–28 лет) включают книгу и чтение в круг своих ценностей (83).

Но такого рода оптимистичные данные можно найти и в некоторых исследованиях последних лет, ведущихся профессиональными социологами; там, где объектом становятся не читатели библиотек, а просто молодые люди. По данным общероссийского опроса молодежи, проведенного Фондом «Общественное мнение» в начале 2008 г., 26% респондентов 16–25 лет заявили, что чтение – это их увлечение, любимое занятие; впереди лишь спорт – 34% (86). Правда, при этом нельзя не отметить некоторую странность в формировании объекта исследования: он включает в себя 1500 человек по общероссийской выборке, 1500 человек и 12 онлайн-групп студентов ведущих вузов, а также более 2000 человек и 15 онлайн-групп активистов молодёжных движений. В какой из этих (явно весьма разнородных) групп чаще встречаются любители чтения (и вообще, почему было решено рассматривать полученные от них ответы в совокупности) – в публикациях ФОМа не сообщается. Говорится лишь, что в основном (более 70%) это женщины и девушки, и что среди москвичей читающих почти в два раза больше, чем среди жителей других городов и сёл (вероятнее всего, это и есть студенты – точнее, студентки – ведущих вузов).

В других работах мы найдём другие цифры, характеризующие то, что принято сегодня называть кризисом чтения. Самыми шоковыми в этом смысле можно назвать результаты исследования «Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений», проведенного в 2005 г. в Челябинской области. Результаты его отражены в ряде публикаций В.Я. Аскаровой и Н.К. Сафоновой (3, 7, 8, 9). «Из 630-ти респондентов, представлявших разные по статусу территориальные образования области, 98% подтвердили, что чтение не занимает в их жизни сколько-нибудь серьёзного места. [К сожалению, не сказано, как именно формулировался вопрос, какими были другие варианты ответов, а также что сами авторы анкеты вкладывают в понятие „серьёзное место в жизни“.] Характерно, что подростки при этом оперируют категориями множественного числа: „мы“, „наш класс“, „наши ребята“, „наше поколение“, что косвенно свидетельствует о типичности данной ситуации, – констатируют авторы. – Утверждая, что „чтение устарело“, „чтение не модно“, „чтение стало не интересно“, подростки главную причину этого видят в стремительном вторжении новых информационных технологий во все сферы жизни. … Результатом утверждений становится категоричный вывод: „на дворе XXI век, книги уже безнадёжно устарели“, „компьютеры заполнят всё, идёт поколение компьютеров“. … Информация здесь воспринимается как ничья; она калейдоскопичная, рваная; ею легко управлять – выдёргивая, нарезая, склеивая. Книга с этих позиций воспринимается как слишком неповоротливая, объёмная („слишком протяжная“), она требует неизмеримо больше времени и труда. Не случайно сами подростки, характеризуя недостатки традиционного чтения, говорят именно об этом: „читать долго и лень“, „неохота париться над книгами“» (7, с. 34). Отмечу, что начав с отношения подростков к чтению, исследователи затем (незаметно для себя?) переключаются на отношение к книге, идентифицируя два этих понятия. У них получается, что читают только книгу, а из компьютера лишь берут информацию; они (вольно или невольно) противопоставляют книгу компьютеру так же, как это делают их респонденты. Мне кажется, именно подобная «аберрация» не позволила авторам в полной мере воспользоваться своими глубокими и тонкими наблюдениями. Судя по тому, что они оперируют живыми высказываниями юных респондентов, использовался метод достаточно свободного интервью. Однако из публикаций нельзя узнать велась ли речь о чтении вообще – или о чтении какой-то конкретной литературы в конкретных ситуациях, о новых технологиях и компьютерах вообще – или об использовании их в ситуации подготовки к занятиям, проведения досуга и т.д.

В 2006 г. сотрудники Левада-центра по заказу фонда «Пушкинская библиотека» провели в 26-и городах России опрос школьников (с 1-го по 9-й класс) и их родителей (136). В частности, респондентам предлагали согласиться (или не согласиться) с рядом суждений, касающихся отношения к чтению. Исследователи приводят, например, следующие цифры (в таблице указан процент согласившихся):
 

Суждение 5 класс 9 класс
Мне нравится читать 81 64
Я читаю потому, что этого требуют учителя и родители 27 42
Ненавижу читать, скучное занятие 4 19
Чтение сейчас никому не нужно 6 10

 

Отмеченная здесь динамика известна библиотекарям. От средних к старшим классам число любителей чтения (и «свободных» читателей) значительно уменьшается, растет доля тех, кто читает только или в основном «под давлением» (прежде всего для выполнения заданий). Если верить данным этого исследования, среди 15–16-летних количество отрицательно относящихся к чтению втрое больше, чем среди 11–12-летних. В качестве одной из причин авторы называют дефицит литературы – прежде всего такой, где говорится о современной жизни, об острых проблемах переходного возраста. С этим нельзя не согласиться, как нельзя не согласиться и с тем, что здесь очень велико влияние современных технологий, компьютеризации, альтернативных способов проведения досуга.

Выявить факторы, влияющие на отсутствие у старшеклассников интереса к чтению, – такой была одна из задач исследования, организованного в 2007–2008 гг. НБ Удмуртской республики. Были проведены три фокус-группы, участниками которых стали школьники из города Сарапула, поселка Ува и села Алнаши. (Подчёркивается, что эти молодые люди практически не читали художественную литературу; то есть речь идет об аудитории, которая попадает в поле зрения исследователей довольно редко). Выяснилось, что респонденты воспринимают чтение, с одной стороны, как нечто естественное, чем они пользуются не задумываясь, с другой стороны – как нечто вызывающее трудность, напряжение, скуку. Во многом соотношение этих двух аспектов восприятия зависит от темы, содержания и, что немаловажно, объёма конкретного текста. Книги нередко встречают у мало читающих школьников резкое отторжение. В частности, большинство респондентов выразили нежелание читать любую толстую книгу (это касалось даже предпочитаемых девушками любовных романов). Характерно, что они также не хотят читать книги, по которым уже был показан фильм (даже если такие книги стали бы раздавать бесплатно). Более позитивное отношение у участников фокус-групп вызвали журналы для подростков: лёгкие тексты и яркие картинки воспринимаются проще и похожи на привычную для них телевизионную картинку (66).

В качестве факторов, мешающих возникновению и развитию интереса к чтению, часто выступают разнообразные трудности чтения. При этом такие трудности, к сожалению, крайне редко становятся предметом внимания исследователей. Одним из исключений можно считать диссертацию М.Я. Вагановой «Трудности чтения литературы отраслевой тематики: преодоление в условиях библиотечно-педагогического воздействия (на примере старшеклассников)», защищённую в 2011 г. в Челябинской государственной академии культуры и искусства. Опираясь на данные, полученные в ходе бесед, анкетирования, наблюдения, автор утверждает, что многие молодые респонденты плохо вникают в смысл такого рода текстов (в большой мере потому, что зачастую не понимают их лексику и принципы построения), что они не видят связи этих текстов со своими личными нуждами и потребностями; а поэтому если и готовы их читать, то лишь с «деловыми» целями – «хорошо ответить на уроке», «получить хорошую отметку» (18, 19).

В 2005 г. работники муниципальных библиотек Омска провели исследование «Чтение. Взгляд молодёжи», охватившее более 1000 молодых людей 15–24 лет. Одним из методов был уличный экспресс-опрос. Более 25% респондентов в ответ на вопрос «Какую книгу вы читаете сейчас?» ответили, что у них нет времени на чтение; 19% заявили, что они не читают ничего и 2% сказали, что не любят читать (132).

В 2007–2008 гг. опрашивались студенты Брянской, Орловской и Курской областей. Анализируя результаты этого исследования, его автор Н.Е. Беляева констатирует, что более двух третей респондентов позитивно относятся к чтению; при этом оно у них может быть как чисто деловым (учебным), так и любимым увлекательным занятием. Около 10% респондентов связывают свое отношение к чтению с такими факторами, как настроение, интерес к содержанию, внешняя необходимость. Более 20% опрошенных в той или иной форме отмечают свою нелюбовь к чтению; они предпочитают проводить время за просмотром телепрограмм, компьютерными играми, в чате (11).

Молодые посетители портала Library.ru выбрали следующие ответы на один из заданных им в 2011 г. вопросов о свободном чтении.
 

Я читал бы больше «для себя», если бы… до 18 лет 18–25 лет
если бы мне это нравилось, если бы этого хотелось 29,2 10,4
если бы у меня было больше свободного времени 29,2 44,8
если бы не Интернет 10,4 17,9
если бы не телевизор 2,1 0
я и так достаточно много читаю 10,4 20,9
я вообще не люблю читать 6,3 1,5
другое 2,1 1,5
я считаю, что этот вопрос поставлен неверно 10,4 3,0

 

Преобладающим у старших и очень значимым у младших оказывается временной фактор (о его важности я уже говорила в предыдущей части обзора). Характерно, что для младших не менее значим вариант «больше читал бы для себя, если бы хотелось», среди них больше и прямо заявляющих, что не любят читать. То есть движение «в сторону от чтения» здесь может быть зафиксировано. Интернет как фактор, отвлекающий от свободного чтения, в этом опросе получил больше голосов у «старших молодых».

Анализируя данные, представленные в различных публикациях, можно заметить порой, что объективно похожие картины чтения трактуются по-разному и даже противоположно, потому что приводятся отдельные цифры. Скажем, 75% респондентов любящих читать (как в уже приводившихся данных по поселку Локоть) – это хорошо. Но на той же конференции, где были представлены эти данные, буквально следующий выступающий в качестве негатива сообщает, что 18% посетителей другой библиотеки не любят читать (58). Подобные парадоксы обусловлены, вероятно, прежде всего некоторой зыбкостью представлений о том, что можно считать нормой для той или иной читательской группы и что – отклонением. Но я назвала бы еще одну важную причину – методического характера. Прямой вопрос о любви к чтению вряд ли стоит задавать респондентам старше 9-10 лет. Подростки (а тем более юношество, молодёжь) уже накопили достаточно опыта, они реализуют различные читательские практики, далеко не всегда основанные на любви к чтению (ведь даже свободное, досуговое чтение часто связано не с любовью к чтению как таковому, а с интересом к теме). Поэтому 70–80% положительных ответов на соответствующий вопрос лично я расцениваю лишь как ответы тех, кто не относится к чтению отрицательно (то есть тех, кто относится к нему «нормально»). Фразы типа «я люблю читать», «я не люблю читать», на мой взгляд, могут присутствовать (и часто присутствуют) в анкетах и опросных листах в качестве вариантов ответов на вопросы о причинах или мотивах чтения. Тогда выбор респондентом именно такого ответа (вместо или вместе с вариантами типа «читаю по учебным заданиям», «читаю, когда есть время», «читаю по интересующим меня темам» – и т.п.) будет показателем его реального отношения к чтению и реального места чтения в его жизнедеятельности.

Можно предположить при этом, что вопрос «почему вы читаете?» заставляет отвечающего задуматься именно о причинах чтения – в отличие от вопросов «зачем», «в какой связи», выводящих на мотивы и цели и говорящих скорее о чтении конкретных текстов с конкретной тематикой. В этой связи мне представляется чрезвычайно интересным исследование психолога РГДБ Н.Г. Малаховой (73). Она задавала вопрос «почему?» подросткам 12–16 лет, среди которых были не только читатели библиотеки. Необходимо подчеркнуть, что вопрос задавался в общем виде, не предлагалось никаких вариантов ответа, чтобы респондент сам сформулировал причины обращения к чтению; при обработке полученных материалов были применены элементы контент-анализа. На первых местах оказались два типа ответов: в первом ключевыми были слова «интересно», «нравится», «люблю», во втором – «узнавать новое». Несколько реже встречался третий тип – с ключевыми словами «заставляют, задают». Ещё три выделенных типа – со словами «от скуки», «время провожу» (1), «забыться», «уйти от реальности» (2), «полезно для развития» (3) – встречались в два-три раза реже, а все остальные – ещё более редко. Важно, что респонденты достаточно часто называли несколько причин обращения к чтению и книге, а чаще всего сочетались ответы «интересно – задают», «интересно – познавательно» и «познавательно – полезно».

Основываясь на этих данных, автор выделяет четыре группы респондентов, отличающихся сочетанием или доминированием тех или иных причин. Самая многочисленная группа была обозначена как группа среднего уровня развития читательской мотивации. Здесь присутствуют ответы разных типов. Это, по мнению автора, нормальное, присущее большинству, отношение подростка к книге, когда потребность уже существует, но не как потребность в литературном произведении, в собеседнике, а как потребность в приятном и полезном времяпрепровождении. Ответы «нравится», «интересно» часто носят обтекаемый характер, хотя некоторые респонденты старались объяснить, какие именно книги им интересны и почему. Познавательный мотив чтения тоже нередко осмысленно выделяется. Характерно, что 15–16-летние респонденты называют в качестве любимых книг справочники, энциклопедии, научно-популярную литературу.

Были выделена также группа респондентов с доминированием высказываний о принуждении к чтению («заставляют», «в школе задают») – 30% и группа с доминированием ответов, свидетельствующих об отношении к чтению как возможности уйти от реальности, погрузиться в иной мир – около 11%. Представителей четвертой выделенной группы (10%) автор определяет как подростков со сформированной читательской мотивацией.

Один из выводов Н.Г. Малаховой: у подростков четко выражено функциональное отношение к чтению (читать для школы, для развития, для общения), которое распространяется и на научно-популярную литературу, и на художественную. Заданный им вопрос «почему» в понимании респондентов оказался тождественным вопросу «зачем».

Психологи Ярославской ОЮБ ввели позицию «люблю читать» в качестве одного из вариантов ответа на вопрос «Ваше личное отношение к чтению». Респондентами их исследования были молодые люди 14–24 лет – школьники, студенты, учащиеся средних специальных учебных заведений; 80% из них являются читателями ОЮБ. Существенная характеристика: 70% опрошенных составляли девушки.

Было предложено четыре варианта ответов; получено следующее распределение:

• люблю читать 48%

• читаю, потому что необходимо 32%

• читаю от нечего делать 10%

• читаю, потому что принуждают 7%

Привлекает внимание такое наблюдение авторов: за утверждением «люблю читать» могут стоять совершенно разные вещи. У одних молодых людей это глубокая сущностная потребность, подтверждающаяся ответами на другие вопросы анкеты – о круге чтения, любимых авторах и героях, о взглядах на книгу. У других – отношение к чтению как к развлечению, лёгкому и приятному времяпрепровождению, не влияющему на реальную жизнь. У третьих (а их больше всего) чёткая позиция не выработана, у них доминирует эмоциональная реакция, сопереживание герою.

Так же внимательно авторы анализируют другие варианты ответа. Оказывается, например, что среди тех, кто читает по необходимости, есть и «формальные», «поверхностные» читатели, и такие, кто ориентирован на глубокое познание и на серьёзную литературу. А вообще «портреты» читательских типов исследователи складывают из ответов на ряд вопросов: «Чем в большей степени является для вас чтение книг?», «Какую пользу приносит вам книга?», «Каким читателем вы себя считаете?» и т.д.

Интересно рассмотреть, в частности, распределение ответов на вопрос «Хотели бы вы совершенствовать себя как читателя (более глубоко и всесторонне понимать прочитанное)?». «Да» – ответили 59% девушек и всего 20% юношей. «Нет» – соответственно 3% и 60%. Особенно велик разрыв у школьников. [Это исследование не опубликовано и хранится в виде рукописи: Юношеское чтение: приоритеты современности // Департамент культуры и туризма Ярославской области, Областная библиотека им. А.А. Суркова, отдел психологической поддержки читателя. – Ярославль, 2007. – 22 с. + приложения.]

Своеобразным показателем отношения к чтению является отношение к активно читающему человеку. Соответствующие вопросы задавались респондентам в нескольких исследованиях, и мы имеем данные по разным читательским группам.

В 2006–2007 гг. аспирантка Московского гуманитарного университета Н.Д. Юмашева опросила более 700 студентов московских вузов. Предмет ее диссертационного исследования (149) – отношение к чтению и практики чтения. Результаты исследования оказались достаточно противоречивыми. С одной стороны, они позволяют сделать вывод о преобладании позитивных оценок человека, который много читает: соответствующие ответы дали более 90% девушек и около 80% юношей. Более 56% воспринимают такого человека как умного; около 30% говорят, что чтение книг ассоциируется у них с интеллигентностью. Отвечая на прямой вопрос, лишь 5% респондентов оценили чтение как непрестижное занятие. Однако другие ответы и многие суждения студентов свидетельствуют, по мнению диссертантки, об их скрытом несогласии с официально признанным мнением о пользе чтения. 16% (среди девушек – около 9%, среди юношей – более 20%) заявили, что они негативно воспринимают человека активно читающего, а друзьям, подругам такое негативное восприятие приписывают более трети респондентов. Один из основных выводов автора – в студенческой среде есть не всегда проявленное (латентное) негативное отношение к чтению; юношам оно свойственно в большой степени, чем девушкам

О том, что подобное негативное отношение складывается еще в школьные годы, говорит и упомянутое выше исследование Левада-центра (136), и ряд других штудий различного масштаба. Один из примеров – опрос 13–14-летних абонентов Гдовской районной библиотеки (Псковская область). Библиотекари отмечают, что у некоторых ребят процесс чтения ассоциируется с периодом детства; дети становятся взрослыми, и процесс почти или вовсе прекращается. Такие представления, предполагают авторы, подростки могли почерпнуть из своего жизненного опыта, из поведения взрослого окружения. С одной стороны, более 70% респондентов сказали, что хорошо, «нормально» относятся к читающему однокласснику, а 3,5% отметили: «я завидую ему, у меня нет столько свободного времени». Однако около 30% назвали свое отношение отрицательным, не очень хорошим. При этом 7% характеризовали такого подростка как «заучку», «ботаника», а около 5% говорят, что предложили бы ему заняться другими делами» (погулять, послушать музыку и т.д.). «Я ненавижу книги», – так ответили около 2,5%. Нельзя не отметить: результаты этого опроса, как и результаты предыдущего, свидетельствуют о том, что негативизм по отношению к чтению в большей степени характерен для юношей, чем для девушек (2).

Исследование 2009–2010 гг. «Молодые читатели в Интернете» (60) позволило специалистам РГБМ выявить и проанализировать мнения молодых любителей чтения, активных участников читательского общения в Сети. Нередкая тема их бесед и дискуссий – цель и смысл чтения, роль и место его в жизни человека, о том. Попытки ответов на подобные вопросы можно найти на многих форумах, в записях блогеров. Читатели признаются, что литература помогает взглянуть на мир глазами других людей, понять их мотивы действий, их мысли, а также – помогает понять самого себя и позволяет увидеть себя как бы со стороны. Вот некоторые высказывания:
 

Я вот с прочтением начинаю более широко мыслить, понимать, удовлетворять свои потребности в нахождении ответов и тем самым становлюсь мудрее что ли.

Книга может ответить на вопросы, на которые никто не дает тебе ответа в реальной жизни, и я думаю, что именно таким образом хорошая книга может стать орудием Промысла.

Книги избавляют от одиночества – не потому, что о нём перестаешь задумываться, а потому, что кто-то кроме тебя (а именно автор книги) ломал голову над теми же треклятыми вопросами, страдал от того же, что и ты. Он передумал-перестрадал и делится своим опытом с тобой, с читателем.
 

Они также спорят о том, что стоит, а что не стоит читать; нередко прямо и принципиально разделяют чтение «стоящей» художественной литературы и массовой «ерунды».
 

А делают ли книги человека умнее? Они заставляют задуматься, развивают воображение. Хотя книги тоже разные бывают. Классика, наверное, делает умнее, ведь в ней достаточно информации не только литературной, но и исторической, например. А если ты читаешь фантастику, делает ли она тебя умнее? Или чему можно научиться, прочитав книгу «Сумерки» и т. п.
 

Можно встретить на форумах и мнения тех, кто сомневается (серьёзно или полушутливо) в пользе чтения вообще, задумывается о практической жизненной роли и серьёзном значении художественной литературы.
 

Принято считать, что чтение полезно. В школе, например, к нему приучают. Так ли это? Или мы находимся в плену стереотипа? Действительно, зачем читать художественную литературу? Она только отвлекает от реальной действительности, лишь развлекает, не дает сосредоточиться на животрепещущих жизненных проблемах: таких, например, как разработка своей оригинальной бизнес-модели, которая позволит стать вам миллионером. Человек должен читать только то, что непосредственно относится к его профессиональной деятельности или к его дальнейшему успеху. Тем более что надо экономить ресурс зрения, а не расходовать его на россказни и сказки. Сам был знаком с несколькими людьми, которые кроме справочников ничего не листали. Они стали специалистами лучшими, чем я. Потому что их не отвлекала художественная литература? Что касается грамотности – зачем читать много, чтобы стать грамотным? Лучше вызубрить правила.

Во многих постах мы встречали признания в том, что чтение для некоторых молодых читателей – это уход от действительности, возможность забыться, на время уйти от проблем и трудностей реальной жизни, некоторые прямо так и пишут, что чтение для них – это наркотик.…
 

Как выясняется, проблема падения интереса к чтению (в частности, к художественной книге) волнует самих молодых читателей не меньше, чем она волнует библиотечных работников, социологов и специалистов, связанных с продвижением чтения среди молодёжи. На форумах идут по этому поводу горячие дискуссии.
 

Могу сказать что читает очень мало людей, при этом не беру в расчет мегаполисы и крупные города, такие как Москва, Санкт-Петербург и еще некоторые, т.к. туда изначально стремится много, скажем так, прогрессивной молодёжи... Если брать допустим мой город, в частности институт, то в группе из 20–30 человек читает максимум 5–6 человек... причем, некоторые читают только профильную литературу в зависимости либо от хобби, либо от работы.

Активных читателей встречаю преимущественно в Интернете – в местах естественного обитания (сообщества, форумы, жж). Абсолютное большинство реальных знакомых читают в лучшем случае сканворды и глянцевые журналы.

Молодёжь не читает, кажется, по двум причинам. 1) Жизнь, как сплошное удовольствие – девиз современного суперцивилизованного общества. А книжки читать – напрягаться. 2) Многие книги устарели. Люди сейчас тянутся к тайне, непознанному – это потребность духа, но в соответствии со своим культурным уровнем тайну ищут в сексе, детективах, экстремальном.

Чуть-чуть о «падении интереса к книгам». Сегодня был в книжном, народу – как на базаре. Абсолютно случайно был свидетелем разговора двух весьма солидных людей, хотя и довольно молодых еще (лет под 30) о таких-то и таких то проблемах в такой-то и такой-то книге. В руках у каждого – по бутылке пива «Миллер»... И таких полно, правда, некоторые без бутылок. Делайте выводы о падении интереса.

Считаю, что в целом меньше читать не стали. Но. Стали читать другое и по-другому. Не обязательно только и исключительно литературу по специальности и не обязательно только с КПК. Например, чтение в Интернете – статей, дискуссий и прочего – это тоже чтение.
 

Большинство участников дискуссий считают, что интерес к книгам падает главным образом потому, что развитие науки и техники (прежде всего телевидения и Интернета) предоставило обществу более удобные формы получения информации.

Участники сообществ и форумов в Интернете, как видно, озабочены и такой проблемой, как будущее книги и чтения. Многие из размышляющих над этим вопросом приходят к выводу, что книги читать будут всегда, но количество читающих будет всё же постепенно сокращаться; что чтение серьёзных, умных, глубоких книг – это вообще не массовое занятие. Другие подчёркивают, что будущее чтения во многом зависит от настоящего, а конкретнее – от них самих. При этом выводы из этого они могут делать разные и даже противоположные.
 

А читать будут то, что читаем мы. Я точно знаю, что мой брат будет любить классику так же как и я, а дети моего нынешнего молодого человека будут читать исключительно спортивные журналы, не придавая никакого значения школьной программе. Всё зависит от нас!

Наши дети будут читать (если этот навык не исчезнет к тому моменту) то, что стоит дома у нас. А потом уже то, вкус к чему мы им привьём. Судя по всему, читать они не будут вовсе.
 

Оригинальное исследование было проведено в 2009 г. О.В. Вороничевой (28). Своим респондентам – студентам Брянского университета и курсантам Брянского филиала Московского университета МВД России она предложила написать ряд слов или высказываний, ассоциирующихся с понятием «чтение». Анализ полученных материалов показал, что многие молодые люди видят в чтении важнейший источник знаний и новой информации (11%). При этом значительная часть опрошенных ценность чтения видит всего лишь в решении текущих учебных задач. В их сознании процессы чтения и обучения неразрывны (41%), их ассоциации – семинары, лекции, преподаватели, экзамены, учебники и учебные пособия. Значимы и воспоминания школьных лет: респонденты говорят об уроках, домашних заданиях, сочинениях, пересказах; часто звучат определения чтения как выразительного, быстрого, внеклассного, громкого. Тем не менее, для ряда респондентов книга не потеряла свою значимость как источник эстетического наслаждения (12%). Их «глаголы»: захватывает, поглощает целиком, затягивает, увлекает, дарит восторг, радость, улыбку, удовольствие, восхищение, будоражит чувства, рождает переживания, от неё невозможно оторваться.
 

Мотивы и цели чтения
 

Преобладание в чтении молодых людей деловых, функциональных мотивов (в частности, связанных с получением образования), постоянный рост значимости подобных мотивов отмечается исследователями и практиками в течение уже нескольких десятилетий. Все большую роль в формировании круга чтения играют и чисто развлекательные мотивы. Развитие медиакультуры, бурный рост интернет-технологий «сдвигают» традиционную структуру чтения – как массового, так и «элитарного»; в особой степени это касается, конечно, молодежи. Вот, например, как описывает сложившуюся ситуацию В.П. Чудинова – автор множества публикаций по проблемам детского и подросткового чтения: «Чтение подрастающего поколения становится все более функциональным и утилитарным. Подростки все чаще читают как взрослые: с одной стороны, чтение – это получение нужной для учебы информации, с другой – это „легкое чтение“ как развлечение (чтение иллюстрированных журналов, комиксов, книг с более легкими, простыми и короткими текстами, как правило, не высоких художественных достоинств)» (143).

Опираясь на данные уже упоминавшегося исследования школьников в Челябинской области, В.Я. Аскарова констатирует: «В чтении подростки признают в основном инструментальную функцию, используя его как средство тренировки и оттачивания нужных интеллектуальных свойств и качеств: „развиваешь своё мышление и память“, „развиваешь речь, лучше пишешь“, „чтение развивает орфографию и мышление“. Кроме „полезных“, подростки отмечают и „приятные“ свойства чтения – оно способно быть источником развлечения: „это завлекает и интересно“, „книга может поднять настроение“, „чтение помогает расслабиться и развлечься“, „это способ убить время, когда скучно“, „чтение снимает усталость и перегрузку с человека“ и т.д. Развлекательный эффект чтения видится подросткам в достаточно широких пределах: от элементарной „прикольности“, производимой „завлекательным сюжетом“ до весьма сложных ощущений, связанных с целостным воздействием книги, вовлечением читателя в её художественное пространство: „это здорово, когда переживаешь вместе с героями“, „завлекаешься в мир фантазий и сказок“» (8).

Подобные высказывания нередки. Многие другие исследователи, многие библиотекари-практики подчеркивают, что исчезают глубокие, «внутренние», нефункциональные мотивы чтения – стремление к самопознанию и самообразованию, к эстетическому наслаждению; исчезает собственно любовь к чтению как мотив.

Что говорят об этом исследования последних лет? Некоторые соответствующие данные я здесь уже приводила; теперь рассмотрим проблему подробнее.

«Для чего Вы читаете?» – такой вопрос был включен в анкету, разработанную в 2001 г. в ГПНТБ СО РАН и переданную в библиотеки, учебные заведения, учреждения Новосибирска, Новосибирской области, других городов региона. Получены данные, в том числе, и по молодым пользователям – от 15 до 30 лет. Свои данные некоторые участники исследования представили в сборнике «Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты». Интересно, что результаты опросов оказались достаточно схожими. Если посмотреть цифры, полученные в одной из библиотек Новосибирска (53), в одной из новосибирских школ (63) и в библиотеках города Бердска (94), то видно, что на первом месте везде оказывается чтение, связанное с выполнением учебных заданий (примерно 80%, особенно характерно это для девушек). Варианты «для отдыха» и «для познания жизни» идут вровень: их отмечает почти каждый второй (в школе о чтении для отдыха говорят немногим более 40%). Для эстетического удовольствия читает примерно каждый третий.

Схожесть результатов логично объяснить тем, что в библиотечных опросах основную часть респондентов также составляли старшеклассники. В этой связи можно привести результаты еще одного анкетирования, проведенного ЦБС Петрозаводска совместно со школьными библиотеками в 2006 г. Здесь вопрос звучал так – «Для чего люди читают?». Ответы распределились следующим образом: 54% – «получить новые знания (информацию) об окружающем мире»; 28% – «стать умней и грамотней, расширить кругозор, улучшить интеллект», 17% – «интересно провести время (развлечься, отдохнуть)»; 9% – «убить (занять) время»; 6% – «развивать речь, обогащать словарный запас»; 5% – «уйти от проблем, отдохнуть от них» (81). Вариант, описывающий учебное чтение, в предложенном списке ответов, очевидно, отсутствовал. Однако три варианта (первый, второй и предпоследний) связаны с познанием и самообразованием, то есть соответствующими мотивами руководствуются более половины респондентов.

Но что происходит, когда мы уходим от старшеклассников как единственной группы респондентов? Примерно тот же «рейтинг» мотивов чтения получен при опросе посетителей Челябинской ОЮБ, среди которых были как старшеклассники, так и студенты: 70% сказали, что читают по заданию; 50% – дабы узнать что-то новое и интересное, 25% – для получения эмоционального и эстетического удовольствия. Правда при этом, как отмечает З.В. Руссак (автор публикации), ответы на более конкретные вопросы о досуговом чтении показали, что здесь превалирует ориентация на отдых и развлечение, а не на развитие. Большинство участников исследования воспринимают его как некоторое «сопутствующее» занятие, сопровождающее учебную деятельность (92).

Еще два опроса с похожими результатами. Ответы 16–20-летних посетителей Липецкой ОЮБ (в подавляющем большинстве – студентов) на вопрос о целях чтения распределились следующим образом: «для учебы» (около 80%), «узнать что-то новое» (более 45%), «для удовольствия» (более 30%); более чем по 20% собрали также варианты «повысить профессиональный уровень» и «по необходимости» (44). В уже упоминавшемся исследовании Н.Д. Юмашевой, объектом которого были студенты московских вузов, подробно рассматривались цели лишь свободного чтения. И наиболее распространенной целью оказалось именно «познание» (назвали 58% опрошенных). По мнению автора, с данной целью согласуется другая – «чтобы быть эрудированным человеком» (около 36%). Вариант «интересен сам процесс чтения» выбрали 56%. Книгу как источник релаксации используют 40% респондентов – чаще девушки (149).

Итак, фактически все приведенные данные (как и результаты ряда других исследований) рисуют следующую картину: 70–80% опрошенных читают в связи с учебными целями; примерно каждый второй называет те или иные мотивы, связанные с познанием, самообразованием; каждый четвертый – связанные с эмоциональным и эстетическим удовольствием; 30–40% – мотивы, связанные с отдыхом, развлечением. Важно отметить, что во всех этих случаях речь идет об ответах на закрытые вопросы, когда респонденты выбирают (или не выбирают) формулировки, предложенные исследователями.

Естественно, что когда речь заходит о чтении художественной литературы, «рейтинг» мотивов несколько смещается. Вот какие данные были получены, например, в уже упомянутом исследовании чтения школьников, организованном НБ Удмуртии (66): в основном респонденты читают для развлечения и удовольствия (67%), реже – для расширения кругозора (43%) и учёбы (48%).

Вопрос о чтении художественной литературы был включён в анкеты исследований РГЮБ (ныне РГБМ) «Молодёжь и классика» (2000–2001) и «Гоголь и современность» (2009); респондентами в обоих случаях были молодые люди 14–25 лет из разных российских городов – школьники, студенты, работающие. Ответы распределились следующим образом: (98, с. 87)
 

Ответ 2000–2001 2009
Читаю, читал по учебной программе 41,9 58,3
Читаю, потому что мне это интересно и важно 39,5 33,6
Читаю для развлечения 27,3 23,0
Предпочитаю экранизации художественных произведений 7,8 16,2
Мне это не интересно, предпочитаю другую литературу 5,4 4,9
На художественную литературу у меня нет времени 3,8 3,5
У меня вообще нет времени на чтение 5,7 2,7
Я вообще не люблю читать 3,8 5,1

 

Видно, что за эти годы достаточно сильно увеличилась значимость делового (учебного) чтения художественной литературы. (При этом оба исследования указывают на старшеклассников как на самых деловых читателей.) Несколько уменьшились доли ответов, свидетельствующих о личностном интересе к этой литературе, о включённости ее в досуг. И один резкий скачок – более чем вдвое выросло число молодых людей, говорящих о предпочтении экранизаций художественных произведений. Очевидно, это связано и с произошедшим в эти годы возрождением интереса молодых к кинематографу, и с ростом значимости видеокультуры в целом.

Можно говорить об определённых гендерных различиях: девушки читают художественную литературу «по интересу» гораздо чаще, чем юноши. Если среди девушек говорят, что не любят читать, около 3,5%, то среди юношей таких вдвое больше.

Логично задуматься, как соотносятся данные конкретных исследований с приведёнными выше (и широко распространёнными) утверждениями об исчезновении неутилитарных, «внутренних» мотивов чтения – и о «свёртывании» любви к чтению вообще.

Во-первых – можно ли этим цифрам доверять? Какая часть респондентов назвала бы соответствующие мотивы самостоятельно, без «подсказок», заложенных в закрытых вопросах? Если предположить, что такая часть достаточно мизерна (а определённые основания даёт круг реального чтения молодых), то почему предложенные варианты ответов всё же выбираются, и результат повторяется в различных исследованиях? Связано ли это с принятыми нормами, с понятиями о «правильном» чтении? Если да, то насколько расхождение этих норм с реалиями чтения зависит от степени «внутреннего приятия» самих норм, а насколько – от отсутствия текстов, отвечающих потребностям молодых в познании, самообразовании, эмоциональном и эстетическом наслаждении, и/или от недоступности подобных текстов?

Но ответов на подобные вопросы у нас сегодня нет. Их могут дать лишь исследования специалистов (социологов и социальных психологов), предметом которых будут различные аспекты чтения, рассматриваемые в контексте различных социокультурных реалий жизнедеятельности молодых людей. Пока же стоит обратить внимания на высказывания тех, кто явно уж является любителем чтения и активным читателем – это члены читательских сообществ и посетители читательских форумов, респонденты уже упоминавшегося исследования «Молодые читатели в Интернете». Просмотр множества таких высказываний позволяет предположить, что для молодых людей важна и определённая конкретная информация, и расширение кругозора («пища для ума»), и эмоции, и эстетическое удовольствие. Вот некоторые размышления о мотивах и целях собственного чтения и чтения вообще (речь идет, конечно, лишь о свободном чтении):
 

Мы читаем: для саморазвития, расширения своего кругозора; для развития своего воображения; для воспитания самого себя; для приятного времяпровождения; для познания чего-то нового, того что нас интересует; для того, чтобы отвлечься от жизненных проблем и помечтать. Зависит от самой книги.

Я попытался разбить на следующие потребности: отдых; погружение в несуществующую реальность (уход от настоящей); удовлетворение интереса (в плане сюжета, а что же будет с героем в следующей книге); получение эмоций; расширение кругозора (для художественной литературы это – почитать классику, чтобы знать свою культуру и т.д.); поиск «пищи для ума» (повышение IQ и далее-далее).

Думаю, читать стоит, чтобы понять, к примеру, то, чем живет общество, нужно разбираться в том, что сейчас интересно, а что нет.

Читать для того, чтобы пережить... Возможно, я вот за пять лет обучения и вынужденного чтения (по программе) сейчас просто не могу жить (простите за пафос) без книги, но в то же время читать всю эту чушь, лежащую на книжных полках (я о массовой литературе) невозможно – все так однотипно и скучно – открыл книгу, и уже знаешь, что будет дальше. Читайте ради удовольствия от процесса.

Я читаю если: 1) мне скучно; 2) хочу поддерживать и подпитывать свой интеллектуальный уровень; 3) расширять свой кругозор; 4) узнать, как поступать и что делать (напр. кулинарные книги, книги и статьи по психологии). Не буду читать, то, что мне не надо или не нравится, дабы угодить всем занудам с фразой «как? вы не читали...?»

Всё зависит от человека. Некоторые читают для собственного удовольствия или для получения нужных знаний. А другие читают, чтобы повысить чувство собственной значимости и потом всем тыкать, что вот я это читал, а вы вот неучи, неучи. (60)
 

Теперь вернёмся к нашим цифрам. Возможно, полученный процент «оптимистичных» ответов, определён тем, что в поле зрения исследователей чтения чаще всего оказывается сравнительно «благополучная» с нашей точки зрения часть молодёжи (школьники, студенты, посетители библиотек), поскольку другие группы организационно труднодоступны или вовсе недоступны.

Но представим, что мы всё же доверяем полученным данным. Тогда возникает ряд других вопросов, которые можно назвать методологическими и методическими. Если каждый второй молодой читатель говорит о познавательных мотивах, а каждый четвёртый – об эмоциональных и/или эстетических – это много или мало; какова «норма»? И сами формулировки – «для познания жизни», «получить новые знания», «узнать что-то новое и интересное» – указывают ли на утилитарные мотивы или на более глубокие, внутренние? Как они трактуются авторами анкет, как понимаются респондентами; насколько адекватны друг другу эти трактовки?

Во всяком случае, можно утверждать, что как ни называй это чтение – познавательным, функциональным, информационным, – с учебным оно совпадает далеко не всегда. А способствует ли оно таким глубинным процессам как самопознание, личностное развитие, формирование мировоззрения – это зависит и от самого читателя, и от того, в «правильный» ли момент встретился он с данным текстом. Но, вероятно, в наибольшей степени это зависит от тематики и качества самого текста. Посмотрим теперь, что говорят исследования последних лет о содержании и структуре чтения молодых людей.
 

Содержание и структура чтения молодёжи
 

Беллетристика и нон-фикшн в чтении молодых. Темы и жанры
 

Российские издатели и журналисты, говоря о нон-фикшн, чаще всего имеют в виду так называемую «интеллектуальную» книгу. Я употребляю этот термин как синоним термина «нехудожественная литература», как это принято на Западе.

Что именно читает молодёжь – этот вопрос находится в поле внимания почти каждого исследователя. Выявленные предпочтения, рейтинги жанров и тем, списки авторов – в той или иной форме присутствуют в большинстве публикаций. Надо отметить, что результаты исследований, говорящие о содержании и структуре молодёжного чтения, во многом (хотя не во всём) повторяют друг друга и складываются в достаточно определённую картину.

Один из сразу же возникающих вопросов: как соотносятся в структуре чтения молодых беллетристика, нон-фикшн (non-fiction), периодика? К сожалению, анализ исследовательских данных на этот вопрос ответить не позволяет. Если говорить о бюджете читательского времени, то он сам по себе очень редко является предметом исследований, а до соотношения в нём различных видов изданий дело просто не доходит. Вопросы о количестве прочитанного за тот или иной период времени иногда присутствуют в анкетах, но речь идёт о числе книг (и именно книг) вообще. Полученные путём опросов данные о частоте и регулярности чтения тех или иных изданий также немногочисленны. Конечно, такого рода информация содержится в читательских формулярах, однако их анализ сегодня не является популярным методом, а публикации о подобных исследованиях очень редки.

Опираясь на результаты исследований, можно говорить о факте присутствия художественной и нехудожественной литературы, периодики, произведений тех или иных жанров, авторов – в реальном чтении молодых, в их читательских практиках, в модели их читательских (и шире – культурных) норм, в структуре ценностей. То есть в широком смысле речь идёт о распространённости чтения этих видов изданий в молодёжной среде.

С одной стороны, есть достаточно информации, свидетельствующей о превалировании художественной литературы. Но полностью доверять этой информации сложно, поскольку получена она чаще всего с использованием невалидного, или, во всяком случае, не совсем валидного показателя [Валидность (от лат. validus – сильный) – обоснованность, мера пригодности, способность отдельного показателя, методики или метода в целом адекватно отражать, измерять именно ту или те характеристики, для изучения которых данный показатель или метод предназначен].

Дело в том, что многие исследователи, задавая закрытые вопросы о читаемых, популярных, любимых книгах, предлагают респондентам списки, состоящие из названий жанров художественной литературы (фантастика, детектив, любовный роман и т.д.), и в лучшем случае заканчивают такие списки одним-двумя «жанрами» или темами нон-фикшн, а в худшем – вообще ограничиваются беллетристикой. Другой подход (например, предваряющий вопрос о чтении книг вообще или параллельные вопросы про беллетристику и нон-фикшн) встречается довольно редко. Соответственно, респондент может подробно «рассказать» в анкете о своём чтении именно художественной литературы, и именно такого рода исследовательская информация оказывается наиболее разнообразной, конкретной и объёмной. Мне кажется, что в ту же сторону идёт перекос данных, когда задаются открытые вопросы о книгах (о чтении сейчас, о любимых, запомнившихся и т.п.). Исследовательский опыт подсказывает, что для многих респондентов (и молодых тоже) «книга» – это прежде всего художественная книга; может быть, поэтому она чаще всего и называется.

А вот что получается, когда (обратный случай, нетипичный для исследований чтения) респонденту предлагается список, в котором «развёрнуты» характеристики именно нехудожественных текстов, публикаций (не книг). Это опрос, проведённый в 2007 г. ФОМ (62). Наиболее востребованными у его респондентов оказались новости: их назвали 40% – при том, что речь шла только про обращение к печатным источникам, а такое (информационное) чтение у молодёжи сегодня всё больше перемещается в Интернет. От 30% до 10% получили все предложенные исследователями позиции – «тексты, посвящённые повседневной жизни», «связанные с моей специальностью», «связанные с хобби», «справочная, учебная литература», «научно-популярные тексты» и др. Художественную литературу (одна, неразвёрнутая, позиция в списке) назвали немногим более 30%.

Разумеется, все подобные соображения не обязательно отрицают превалирование беллетристики в круге чтения (в частности, свободного чтения) молодёжи. Однако внимательный анализ различных источников позволяет предположить, что нон-фикшн и периодика (то есть, собственно, «небеллетристические» тексты) занимают в чтении достаточно значимое место. Вот, например, о каких результатах сообщают в своих публикациях сотрудники Новосибирской областной научной библиотеки, организовавшие в 2004–2005 гг. по единой методике (достаточно редкий случай) исследование читательских интересов пользователей библиотек города и области.
 

  Студенты – читатели НГОНБ (124) Молодые специалисты – читатели НГОНБ (124) Молодые читатели сельских библиотек (123)
Художественная 75 84 81
Научно-популярная 57,5 75 37,5
Справочная 26 31 19
Периодика 55,5 56 37,5
Информация в Интернет 29 44 6

Ещё пример – данные исследования молодых пользователей городских и сельских библиотек Челябинской области (2008, руководитель – социолог областной научной библиотеки О.Ю. Фрост). Замечу, что это исследование выгодно отличается от большинства описываемых здесь достаточно большим (около 850) числом респондентов; грамотной выборкой (в частности, достаточно оптимальным гендерным соотношением респондентов, то есть значимым присутствием респондентов мужского пола, что совсем не характерно для исследований чтения); представленностью разных групп молодёжи – учащейся и работающей, и, главное, профессиональным подходом к проблеме (129, 130, 131). Список предложенных респондентам вариантов ответов включал разные виды и жанры литературы, и каждый вариант собрал достаточное количество «голосов».
 

  Город Село
Детективы, боевики 37,7 47,6
Романы о любви, «женские романы» 33,2 41,2
Книги по истории, исторические романы 32,4 36,1
Фантастика 34,7 36,5
Романы русских и зарубежных классиков 31,4 26,6
Сборники анекдотов 17,1 20,6
Энциклопедии, словари, справочники 37,7 41,6
Книги по нетрадиционной медицине, оккультизму, йоге 21,2 24,5
Биографии великих людей, мемуары 21,7 20,6
Книги по истории города, края 18,1 26,2
Современная русская проза 23,8 23,2
Поэзия 17,4 16,3
Эротическая литература, книги о сексе 15,0 16,7
Современная зарубежная проза 23,4 14,2
Религиозная литература 10,9 11,6

Если же говорить собственно о беллетристике, то ситуация выглядит следующим образом. Исходя из своих, сформированных чаще всего внутри профессии (научный работник, издатель, преподаватель, библиотекарь) представлений о жанрах и тематике изданий, с одной стороны, о структуре чтения, с другой, авторы исследований обращаются к респондентам с теми или иными вопросами, анализируют полученные данные, «подают» материал в публикациях. В предлагаемых ими списках в ряду с вариантами «детектив», «любовный роман», «исторический роман» могут стоять варианты «современная российская литература, «современная зарубежная литература», «рассказы», «мелодрамы» и пр.; фантастика может быть объединена с приключениями или детективом, историческая беллетристика – попасть в одну рубрику с нон-финшн соответствующей тематики. То есть классификация проводится по совершенно различным основаниям (тематика, жанр, время и место создания произведения, его признанность, «статус»). Правда, в литературоведении здесь тоже нет точных определений: одни говорят о жанре романа, повести, поэмы и пр., а другие – о жанре детектива и любовного романа. Тем не менее, здравый смысл подсказывает, что современная российская или зарубежная проза может быть и детективом, и историческим романом, а фантастическими или фэнтезийными могут быть и роман, и повесть, и рассказ (пояснить ситуацию могут имена читаемых авторов; такую информацию исследования дают, и в дальнейшем мы её рассмотрим).

Понятно, что массив информации образуется крайне пёстрый. Надо отметить при этом, что какие бы формулировки возможных ответов ни предлагали авторы анкет, каждый из вариантов обязательно соберёт то или иное количество «голосов»; при этом общий разброс голосов в какой-то мере будет определяться набором и количеством вариантов ответа. Конечно, вывод из подобных наблюдений достаточно тривиален для социолога: «что спросишь, то и получишь в ответах». Тем не менее, ситуация свидетельствует также и о достаточно широком общем круге чтения молодёжи – пусть тот или иной жанр или тема не распространена широко, они в этом круге всё же присутствуют.

Например, характеризуя чтение семиклассников – участников опроса, организованного в 2001 г. Российской государственной детской библиотекой и региональными детскими библиотеками в Иванове, Мурманске, Рязани, Смоленске, Твери и Московской области, исследователи подчёркивают, что в ответах подростков был обозначен широчайший круг тем, которые их интересуют, и что это темы, идущие, с одной стороны, от «горячих» новостей, телепрограмм, а с другой – от телесериалов. Они читают и хотят читать об играх, увлечениях; о чудесах, невероятных загадочных событиях; о рекордах; о жизни замечательных людей (а точнее – людей известных, находящихся на слуху – эстрадных звёзд, кумиров); о природных и техногенных катастрофах; о правах, психологии и физиологических проблемах подростков; о макияже, моде, красоте, сексе, о взаимоотношениях современных людей; о проблемах, стоящих перед обществом; о наркомании и многом другом. Более старшие – десятиклассники – называют прежде всего фантастику, историческую беллетристику, книги по истории, психологии и философии, но также и об играх и увлечениях, о природе и путешествиях, по географии (150).

А вот как описывается круг чтения респондентов исследования той же РГДБ «Сельский ребёнок: чтение, книжная среда, библиотека», которое велось в 2002–2003 гг. в сёлах и посёлках 17-и российских регионов; половина анкет заполнена в библиотеках, другая половина – в школах. На досуге подростки предпочитают читать: приключения (43,7%), книги о природе (41,5%), фантастику и фэнтези (39,7%), юмор и весёлые книги (37,7% и 27,4%), ужастики (35%), о путешествиях (34,7%), романы о любви (32,1% – девочки), о спорте (31,2% – мальчики), комиксы (30,6% – такие данные, замечу, встречаются в публикациях очень редко). Также они читают о компьютерах, детские детективы, о сверстниках, сказки, о профессиях, технике, истории, войне, космосе (об этом в беседах упоминали от 27% до 14% респондентов). Поэзию и русскую классику назвал каждый десятый. (139, 141).

По результатам исследования 2006 г, организованного Левада-центром в 26 городах России, в чтении подростков лидируют приключенческая литература (53%); фантастические, «волшебные» книги (50%); веселые, смешные книги (46%). Треть опрошенных любит читать страшные, таинственные книги, 28% – занимательную, познавательную литературу, около 20% (среди девушек – более трети), – романтические книги, книги про любовь, книги о войне, сражениях, полководцах (более 30% юношей) (50).

Результат опроса юных пользователей Кемеровской центральной городской библиотеки (2007) показал, что большинство из них «для души» выбирают несложную, развлекательную литературу; назывались жанры фантастики, приключений, юмористическая литература. К программной классике чаще обращаются девушки. Юноши нередко предпочитают книги по «компьютерным» темам, о современной музыке. Давая рекомендации сверстникам, многие говорили о литературе по важным для молодёжи проблемам: «как найти своё место в жизни», «искусство нравиться себе и другим», «как найти себя», о книгах по психологии и культуре общения (82).

Говоря о том, что они недавно читали, молодые посетители одной из поселковых библиотек Брянской области (опрос 2004 г.) назвали книги «о том, как стать богаче», «по менеджменту», «о женском здоровье», детективы, боевики, любовные романы (35).

В 2003 г. Научная библиотека Тверского университета организовала опрос третьекурсников всех факультетов. В анкету были включены несколько вопросов о досуговом чтении, в частности, о чтении художественной литературы. Отвечая на открытый вопрос о том, что они читают, респонденты назвали художественную литературы разных жанров и тематики, а также журналы, газеты, документальную литературу, сказки, детские книги. Встречаются ответы: «познавательная», «философы, психологи», «литература на иностранных языках», «автобиографии», «восточная философию», «криминальная литература» и, наконец, – «всё, что интересно» (13).

Просматривая множество публикаций, можно выделить то, что превалирует почти во всех исследованиях последнего десятилетия: фэнтези и фантастика, исторический роман, любовный роман, детектив (в основном, женский детектив), несколько реже – юмористические произведения. И – это отдельный вопрос – классика. Из нон-фикшн чаще всего называется литература по психологии и истории.

Например, в том же исследовании Тверского университета процентные распределения о чтении соответствующей литературы выглядят следующим образом (13).
 

Русская классика 46
Зарубежная классика 34,6
Детективы 27,8
Поэзия 27
Фантастика 24
Современная отечественная проза 17
Приключения 15
Любовные романы 13
Современная зарубежная проза 3

В 2005-2006 гг. для изучения читательских интересов было проведено анкетирование и интервьюирование студентов старших курсов Марийского государственного университета и Марийского государственного технического университета (87, 88). Исследование велось на базе научных библиотек этих вузов, и, как утверждается в публикации, включало также «анализ экспертных оценок и читательских формуляров». Предполагалось выявить, в частности, «тематику, специфику и динамику чтения юношей и девушек, влияние гендерных стереотипов»; надо сказать, что такая задача ставится исследователями чтения достаточно редко. В ходе анкетирования выяснилось, что и юноши, и девушки в большинстве своём предпочитают чтению классики чтение современной русской и иностранной литературы. Если современную литературу читает каждый второй в обеих гендерных группах, то классическую – менее 20%; от третьего к пятому курсу интерес к ней падает, особенно у юношей. У юношей выделился устойчивый блок предпочтений: фантастика (85%), исторические романы (40%), приключения (28%). Также в ответах фигурирует философская и психологическая литература (по 10%) и религиозная литература (3,5%). Детективы, согласно результатам этого исследования, читают всего 14% юношей.

У девушек картина оказалась не столь однозначной. Третьекурсницы в большинстве отдавали предпочтение любовным романам (64%), на втором месте – исторический роман (45%), далее следуют приключения (36%), детективы (27%), религиозная литература и фантастика (по 9%). К пятому курсу наиболее привлекательным жанром для девушек становится фантастика (60%), за ней следует исторический роман (53%), на третьем месте – детектив (47%), любовный роман (30%), затем приключения (30%), мистика (10%), философская литература (5%). Падение интереса к любовному роману авторы исследования объясняют (достаточно логично) переключением этого интереса на «женский», «иронический» детектив.

О распространённости чтения именно такого рода литературы говорят опросы, проведённые в 2004-2005 гг. в библиотеках Брянской области. «Большее количество голосов набрал жанр исторического романа (56%), затем следуют фантастика и приключения (44%), детективы (37,5%)», – говорит, анализируя чтение сельских школьников, одна из библиотекарей-участниц региональной научно-практической конференции «Чтение и время» (123). Другая участница, имея в виду уже не только школьников (хотя, в основном, всё-таки их) подтверждает: «Молодые люди отдают предпочтение таким жанрам литературы как фантастика и фэнтези (35%), детективы (30%), классика (24%), исторические произведения (23%)» (58). Третья выделяет гендерные аспекты: девушки, подчёркивает она, конечно же, предпочитают любовные романы, а большинство у юношей на первое место выходят фантастика, детектив, приключения (39). Четвёртая, представляющая уже городскую библиотеку, также называет в качестве самых популярных детективные и любовные романы, фантастику и фэнтези, историческую беллетристику (20). Ещё одна участница, также из городской библиотеки, на первое место по распространённости ставит историко-приключенческие романы, детективы (особенно женские) и классику (русскую и зарубежную): их читает каждый второй из её респондентов. Впрочем, обращение к классике она объясняет и прагматическими (учебными) мотивами. Интерес к фантастике, говорила эта докладчица, проявили около 28% молодых людей, а около 37% заявили, что предпочитают мистику, готику, ужасы (126). Что касается последнего, то подобная информация, нечасто встречается в публикациях, но известна многим исследователям чтения. Похожие результаты получены в 2006 г. при опросе посетителей библиотеки маленького городка Полысаево в Кемеровской области: здесь и фантастику, и приключения опередили «мистика и ужасы» (52).

Результаты опроса 2006 г. в одной из московских школ показали, что старшеклассники любят читать фэнтези (об этом написали в анкете 37%), на втором месте оказался психологический роман (30%), а 26% увлекаются приключениями (75).

В 2007 г. Научная библиотека Удмуртии, исследуя чтение молодёжи, провела опрос школьников Ижевска и Сарапула. Один из выводов: «Больше всего школьникам нравится читать детективы, фантастику, приключения и романы о любви – жанры, традиционно привлекательные для этого возраста. Серьёзные, классические произведения, поэзия не столь близки подросткам. Тем не менее, примерно каждый десятый указал, что его привлекают исторические и философские романы» (66). В это же время чтение молодых ижевчан изучали сотрудники Центральной городской библиотеки им. Н.А. Некрасова, причём, делали они это как в стенах, так и за стенами библиотеки. По их данным, наиболее популярными у юношества оказались детективы и приключения (27,3%); фантастику и фэнтези предпочитали 21,2% респондентов (105).

«Досуговое чтение современного молодого человека носит, в основном, компенсаторно-развлекательный характер, – утверждает Т.Б. Ловкова, опираясь, в частности, на результаты исследования чтения молодых петербуржцев – как пользователей библиотек, так и не пользователей (2005-2006). – …Сохраняется устойчивый интерес молодёжи к таким жанрам компенсаторно-развлекательной литературы, как: фэнтези, детектив, мелодрама, приключения, триллер, мистика и др.» (70, с. 127, 128).

Это подтверждает и Ю.П. Мелентьева, опирающаяся на результаты всероссийского исследования информационной культуры и чтения школьников, организованного в 2006-2007 гг. Научным центром исследований истории книжной культуры РАН при поддержке ряда организаций. Она констатирует: «Предпочитаемыми жанрами являются приключения (в среднем – 36,1%), мистика (36,1%), фантастика (33,6%), детектив (28,8%), юмористические произведения (22,7%). Интерес ко всем этим жанрам со временем (от 8-ого к 11-му классу) снижается, а, например, интерес к психологическому и историческому роману повышается: соответственно 8-й класс – 6,5% и 13%, 11-й класс – 18,7% и 18,4%» (76, с. 46). Вообще же, резюмирует она, в основе чтения школьников лежит программная литература, а основу непрограммного чтения именно и составляют массовые (по её выражению – «вечнозелёные») жанры, модные авторы и глянцевые журналы (77).

А вот результаты опроса московских студентов (2007). «Немногим более трети предпочитает фантастику, треть – фэнтези. Примерно равный интерес вызывают у студентов исторические романы, детективы, современная переводная проза (около трети читающих студентов). Отечественную современную прозу читают 24,8% студентов, романы о любви – 12,5%. Поэзия в данной возрастной группе пользуется также небольшой популярностью – 13,1%. Кроме перечисленных жанров на досуге студенты читают научную, научно-популярную, религиозную литературу. Их доля невелика, в совокупности она составила 12%» (149, с. 16).

По данным проведённого в 2009 г. исследования посетителей городских библиотек Ангарска (в основном – учащихся) «Художественная литература в чтении юношества», самой предпочитаемой и любимой оказалась приключенческая литература (41,9%, в основном у юношей), далее идёт литература «про любовь и отношения» (31,8%, в основном у девушек) и детективы (31,5%). Классику здесь упомянули 27,3% респондентов, историческую беллетристику – 26,9%, а фантастику и фэнтези – менее 2%. Отмечу, что последнее не только явно выбивается из общего ряда исследовательских данных по этому поводу, но и противоречит полученному в этом же опросе списку любимых авторов, где фантасты занимают значительное место (38). Ещё один опрос, по данным которого остросюжетная литература не пользуется у молодых популярностью, проводился в 2008 г. В Липецкой областной научной библиотеке, респондентами были в подавляющем большинстве студенты. Приключения здесь отметили 12,1%, фантастику – 11,1%, детектив – 8,7%. При этом «лидер рейтинга» – роман – собрал менее 24% голосов, и хотя вопрос явно был неальтернативный, сумма всех ответов даже не дотягивает до 100%, так что непонятно, какая часть респондентов вообще дала ответ (44).

В 2010 г. посетителям портала Library.ru (как уже говорилось, это достаточно «продвинутая» читательская аудитория) мы задали вопрос об их предпочтениях в сфере современной литературы. Наибольшее количество голосов (15%) собрал вариант «книги уже знакомых мне, любимых авторов» (у старших респондентов этого опроса он также вышел на первое место, собрав более четверти всех голосов). Почти столько же (14%) предпочитают современную фантастику, далее следует фэнтези (10%) и детективы (8%). По 4% выбрали детективы и нонфикшн, 4% – любовные романы, 2% – модные новинки. Каждый десятый ответил, что вообще не читает или очень редко читает современную литературу, столько же не согласились с самой постановкой вопроса, 8% признались, что выбор их чаще всего бывает случайным.

Просмотр ряда публикаций и неопубликованных материалов позволяет предположить, что упоминаемые массовые жанры (исторический и любовный романы, детектив, фантастика и фэнтези) популярны у молодых читателей и распространены примерно в одинаковой степени, хотя сами цифры могут называться в разных публикациях достаточно различные (10, 17, 29, 104, 125, 151).

Данные других исследований свидетельствуют, что наиболее популярна всё-таки фантастико-приключенческая литература, а в последние годы – фэнтези. На этом фоне выделяется уже упоминавшаяся серия исследований, организованных в 2004-2005 гг. Новосибирской государственной областной научной библиотекой и Новосибирским библиотечным обществом и проведённых по единой методике. В каждом из этих исследований самой популярной у молодёжи оказывалась историческая беллетристика.
 

  Исторический роман Фантастика и фэнтези Детектив
Студенты-читатели Новосибирской ГОНБ (124) 44 34 31
Молодые специалисты-читатели Новосибирской ГОНБ (124) 56 28 53
Студенты 1 курса Новосибирского технического университета (71) 42 38 23
Читатели сельских библиотек Новосибирской области (123) 56 44 37,5

Интересно отметить также, что похожие данные были получены в 2002 г. при опросах молодых пользователей в нескольких библиотеках Новосибирской области. При этом к исторической беллетристике на досуге предпочитали обращаться респонденты 21-30 лет – в отличие от более молодых, предпочитающих фэнтези, фантастику и приключения (53, 94). Можно было бы даже задуматься об особом интересе молодых жителей этого региона к истории. Однако телефонный опрос молодых новосибирцев (2006) дал другие результаты – на первых местах фантастика, фэнтези и детективы (1).

Вообще, «выход за пределы библиотеки», обращение к тем молодым людям, которые не обязательно являются (хотя могут и являться) библиотечными пользователями чаще всего заставляет говорить о большей роли фэнтези и фантастики. Она также выходит на первый план, когда задаётся вопрос не типа «что вы обычно читаете?» или даже «что вы любите читать?», а типа «что вы читали в последнее время?», «что читали недавно?», «что читали вчера?». Именно такой – «Книги каких жанров вы прочли за последние три месяца?» – была формулировка в он-лайн опросе, организованном в 2009 г. исследовательским холдингом «Ромир». Отвечали люди всех возрастов, поэтому интересно сравнить разные возрастные группы.
 

  14–17 лет (12) Массив (91)
Русская классика 46 17
Фантастика и фэнтези 43 38
Исторический роман 29 25
Любовный роман 14
Триллеры, ужасы 8
Поэзия 8

К сожалению, отдельных данных по возрасту 18-25 лет в публикациях по этому опросу нет.

Судя по публикациям, по этим позициям нет значимых различий.
 

У 14-17-летних фантастика и фэнтези сильно опережает и исторический роман, и (особенно по сравнению с данными по массиву) детектив. Правда, на первом месте оказывается у них всё же русская классика; организаторы исследования считают причиной то, что им «её положено читать по школьной программе», и с этим, очевидно, можно согласиться.

Формулировка вопроса, включённого в анкету, которую заполнили в 2007-2008 гг. около 600 студентов из 25 вузов Брянской, Курской и Орловской областей (11), – «Какая прочитанная за последнее время книга наиболее запомнилась?». Полученные данные:
 

Отечественная классика 46
Зарубежная классика 31
Фантастика и фэнтези 24
Современная проза 22
Зарубежная классика 19
Учебная литература 14
Детективы 9
Исторические произведения 9
Психология 3
Любовные романы 3
Публицистика 2
Религия 2

Отечественная классика снова на первом месте. (К сожалению, автор не сообщает, на каких именно факультетах учатся респонденты; говорится лишь о том, что часть анкет заполнялась в библиотеках, часть в вузах). Второе место занимает фантастика, конкурируя с зарубежной прозой. Детективы, исторические произведения и любовные романы в этом исследовании оказались внизу списка; можно сказать, что они читаются – распространены, но мало запоминаются (и это будет достаточно логичным). Данные по любовным романам особенно впечатляют, поскольку более двух третей респондентов составляли девушки.

Интересные данные были получены в исследовании «Социальный портрет современной российской молодежи», проведенном в 2008-2009 гг. Центром чтения Российской национальной библиотеки совместно с Научно-исследовательским институтом комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета (111). Анкету, в которую входили и вопросы о чтении, заполнили 870 респондентов в возрасте 16-30 лет из 13 регионов России; опрос проходил в учебных заведениях (в основном) и в библиотеках. Один из выводов: молодежь читает не совсем то, что любит (или заявляет, что любит). В качестве доказательства этого тезиса приводится следующая таблица (формулировок анкетных вопросов, к сожалению, нет).
 

Жанрово-тематический комплекс Место в рейтинге
Декларируемые предпочтения Реальное чтение
Фантастика и фэнтези 1 2
Приключения 2 12
Русская классика 3 4
Детективы, боевики 4 5
Любовные романы 5 10
Сатира и юмор 6 16
Научная и научно-популярная литература 7 3
Мистика, книги ужасов 8 9
Зарубежная классика 9 8
Историческая беллетристика 10 13
Гламурная литература 11 17
Поэзия 12 11
Книги о войне 13 14
Современная отечественная проза 14 6
Современная зарубежная проза 15 1
Другое 15 1
Религиозная литература 17 15

В реальном чтении первое место современной зарубежной прозе, как утверждают исследователи, обеспечили «раскрученные» авторы. [О том, как и когда это происходит, будет сказано в следующей части обзора, посвящённой популярным у молодёжи и любимым ею авторам.] Далее они констатируют: «Значительное место в структуре молодёжного чтения занимают книги, необходимые для освоения учебной программы. Этим объясняется третье место научной и научно-популярной литературы в рейтинге читаемых книг. Назывались книги по различным отраслям знания, преимущественно общественным и гуманитарным наукам: философии, психологии, истории, политологии и др. Традиционно высокое, четвёртое место в рейтинге занимает русская классика XIX в., представленная преимущественно программными произведениями» (111, с. 77).

О безусловно особой значимости фэнтези и фантастики свидетельствуют результаты большого исследования «Молодые читатели в Интернете», которое в 2009-2010 гг. вели социологи Российской государственной библиотеки для молодёжи (59, 60, 101). Предметом исследования было читательское общение молодых в Сети. Мы выяснили, что оно происходит на сотнях виртуальных площадок: это и отдельные ресурсы, созданные именно для подобного общения, и сообщества любителей чтения, и форумы на сайтах электронных библиотек, издательств, газет, толстых журналов, на личных сайтах известных писателей, во многих других местах, где порой трудно даже и предположить возникновение бесед на литературные темы, – на сайтах знакомств или на сайтах торговых фирм. Читательскими беседами, дискуссиями, рейтингами и рекомендациями в большей или меньшей степени охвачено, «покрыто» всё пространство художественной литературы, все темы, все жанры, писатели всех времён, отечественные и зарубежные. Литературы «нонфиншн» это касается в несравненно меньшей степени, однако книги по истории, психологии, политологии обсуждаются достаточно активно.

И просто бросается в глаза огромная популярность у молодёжи порталов, сайтов и форумов, посвященных фантастике и фэнтези. На сайтах нередко есть собственные электронные библиотеки фантастики и фэнтези, практикуются отсылки в магазины и электронные библиотеки, где можно купить или скачать нужную книгу. Кроме собственно литературных разделов, посетитель найдёт здесь собрания картинок, игры – всё это может быть связано с мирами фантастики и фэнтези вообще или с конкретным автором, конкретным произведением. Можно с достаточной уверенностью сказать: активное функционирование этих сетевых ресурсов является как логичным следствием интереса читателей, так и одной из причин его дальнейшего расширения, развития.

Предметом активных обсуждений и дискуссий становятся также исторические и любовные романы, детективы, триллеры; этим жанрам также посвящены отдельные форумы, постоянно открываются новые темы, выявляются популярные авторы и произведения, интерес к которым может быть более или менее длительным.

Остросюжетная литература, «лёгкие жанры» составляют основу чтения беллетристики и одну из основ чтения в целом. Это касается не только молодёжи, что подтверждается и результатами множества исследований, и общей ситуацией на книжном рынке. У многих авторов исследовательских публикаций (в особенности у педагогов и библиотекарей) отношение к фиксируемой ими реальности – однозначно отрицательное. Как отмечает В.П. Чудинова, интерес девочек-подростков к женским сентиментальным романам (как и интерес к женским глянцевым журналам) «формирует у них “глянцевый” образ женщины, для которой первостепенное значение имеет “модная” внешность. Внутренние достоинства и красота души отступают на второй план. “Примитивизация” личности, человеческих отношений, разрыв с требованиями, которые общество предъявит к будущей женщине, – продолжает она, – именно эти проблемы возникнут у нынешних девочек-подростков, увлеченных подобной литературой, которой издается все больше и больше» (141, с. 39).

Подобные опасения, конечно, небезосновательны. Характерно, однако, что социологи и культурологи оценивает ситуацию не так однозначно и несколько по-другому смотрят на массовые жанры. «Сегодня почему-то существует скорее негативная оценка детектива как вида читаемой литературы. Но есть большие основания оценивать приверженность к данному виду литературы положительно, – размышляет О.Ю. Фрост. – Это объясняется несколькими причинами: логическое мышление является «главным героем детектива», в основе которого диалектическая логика. Детективы развивают у читателя логику мышления, наблюдательность. Конечно, иная оценка дается боевикам, где рекламируются и пропагандируются девиантные формы поведения. Всему есть объяснение. Данная литература компенсирует недостаток героев для подражания, которых наша государственная идеология и пропаганда постоянно свергает с пьедесталов, порой заслуженно. Другая причина – желание посредством идентификации с героем пережить «силу» как победу над несправедливостью, глупостью, жестокостью, которых в жизни современной молодёжи более чем достаточно». И далее: «Фантастическая литература всегда выступала в роли проводника научного знания и мышления. Фантазия играет огромную роль в любой творческой деятельности, в т. ч. и научно-технической. Но удивительный парадокс: признание величайшей ценности фантазии не сопровождается планомерными усилиями, направленными на её развитие. Чтение научно-фантастической литературы остаётся массовым и практически действенным средством развития фантазии. Последнее время фантастика вышла за границы «технической» и имеет явные социальные и исторические акценты. Чтение данной литературы социализирует личность, формирует умение поливариантного взгляда на мир и события» (129, с. 59-60).

А вот что говорит М.А. Литовская, филолог и специалист по социологии литературы: «Большинство учеников – и это подтверждают как эмпирические наблюдения, так и социологические опросы – если что из «художественного» и читают добровольно, то литературу, о которой не говорят в школе. Можно начинать ругать современную школу, которая убивает любовь к классике; глянцевые журналы, рекламирующие макулатуру; издателей, которые заполонили рынок низкопробным чтивом в завлекательных обложках; общество, в котором процент читающих становится ниже и ниже; современную культуру, которая на данном этапе энергично развивается по пути аудиовизуальности. Побуждение к инвективе смиряет лишь понимание того, что на протяжении полутора веков критики с разной степенью остроумия и злости высмеивали массовую литературу и ругали общество в целом и подростков в частности за пристрастие к ней. Результат был близок к нулю, массовую литературу читали, читают и, скорее всего, будут продолжать читать». И далее М.А. Литовская проницательно отмечает, что сами-то взрослые (родители подростков) читают ту же «лёгкую» литературу, при этом оправдываясь необходимостью отдохнуть, отвлечься от сложности жизни, предполагая как бы, что подростки, в отличие от них, «целенаправленно и не отвлекаясь должны готовить себя к взрослой жизни» (69, с. 95).

Резкий «раскол» программного и свободного чтения подчёркивает и В.Я. Аскарова». «Школьные уроки литературы, – отмечает она, – не реагируют на современные, в том числе “модные” тексты, которые школьники открывают для себя самостоятельно: Б. Акунина, В. Пелевина, С. Лукьяненко, Я. Вишневского, П. Коэльо, Х. Мураками и др.» (4, с. 6).

Соглашаясь с мнениями этих исследователей, надо ещё учесть, что «массовая литература», «лёгкий жанр» – это не термины, и пониматься они могут по-разному. Наблюдения за сегодняшним литературным процессом дают основания утверждать, что границы между «серьёзной» и массовой литературой не всегда и не везде ясно видны. Характерно также, что сегодня культорологи всё больше внимания уделяют «внелитературным», «жизненным» ролям массовой литературы, которые отмечает О.Ю. Фрост.
 

Реальное, «текущее» чтение; популярные авторы и книги
 

Открытые вопросы о любимых, лучших, запомнившихся книгах, о любимых авторах встречаются во многих анкетах. Гораздо реже исследователи задают респондентам вопросы о том, что они читают сейчас – или что читали недавно. Характерно, что когда сами молодые люди задают вопросы своим сверстникам, картина получается обратная – об этом свидетельствуют результаты уже упоминавшегося исследования социологов РГБМ «Молодые читатели в Интернете». На виртуальных площадках, где встречаются читатели-собеседники, конечно, очень популярны темы о любимых книгах, о книгах, которые произвели особое впечатление, «тронули до слёз» и даже «изменили сознание», о книгах, которые каждому необходимо прочесть. По этим темам на многих форумах идут оживлённые дискуссии, появляются различные списки и рейтинги; сотни, а порой тысячи пользователей приходят на форум познакомиться с этими записями. Но на первых местах, судя по нашим наблюдениям, оказываются всё же темы типа «А что вы сейчас читаете?», «Последняя прочитанная книга»; без них фактически не обходится ни одна площадка. Порой (хотя, конечно, не всегда) подобные темы ведутся годами, именно они собирают больше всего и тех, кто отвечает на соответствующие вопросы (часто – подробно и эмоционально), и тех, кто просто просматривает записи (число последних может исчисляться тысячами). Можно с большим основанием предположить: молодых людей очень интересует, что сейчас читают их сверстники, что в моде, – и они хотят самостоятельно составить представление об этом.

Какие же авторы входят в круг реального чтения молодёжи, которая любит не только читать, но и общаться в Сети по поводу прочитанного? Поскольку, как уже говорилось, больше всего виртуальных площадок связано с фэнтези и фантастикой, больше всего открывается соответствующих тем, постольку список соответствующих авторов более широк и объёмен. Нередко это писатели, уже ставшие классиками (и не только классиками жанра), – такие как Клайв Стейплз Льюис, Джон Роналд Руэл Толкиен, братья Стругацкие, Станислав Лем, Артур Кларк, Рэй Бредбери, Айзек Азимов и другие. Надо отметить, что высказывания (посты) об их произведениях, как правило, достаточно глубоки и серьёзны.

Но активнее всего любители фантастики и фэнтези читают (и обсуждают в Сети) современных авторов, российских и зарубежных. Разброс имён велик, что не удивительно, поскольку издаётся такой литературы очень много. Выделяются, однако, писатели, которые упоминаются особенно часто. Из отечественных – Сергей Лукьяненко, Ник Перумов, Макс Фрай, Андрей Белянин, Ольга Громыко, Олег Дивов, Вера Камша, Вадим Панов, Сергей Шведов, Алексей Пехов, Роман Злотников, Дмитрий Емец. Очень популярны харьковские авторы Дмитрий Громов и Олег Ладыженский, пишущие по-русски и выступающие под псевдонимом Генри Лайон Олди, а также украинские фантасты Марина и Сергей Дяченко, пишущие как по-русски, так и по-украински. Из зарубежных авторов, судя по результатам нашего исследования, активно читаются Стивен Кинг, Роджер Желязны, Анджей Сапковский, Терри Пратчетт, Урсула Ле Гуин, Роберт Асприн, Роберт Энсон Хайнлайн, Гарри Гаррисон, Говард Лавкрафт. В период нашего исследования особенно популярна была Стефани Майер с её вампирской серией.

Представлены и писатели, работающие в других популярных у молодёжи жанрах. В области отечественного детектива – такие разные авторы, как Борис Акунин и Александр Бушков (книги которого, впрочем, в равной степени можно отнести и к фэнтези). А также целая плеяда писательниц во главе с Дарьей Донцовой: Александра Маринина, Татьяна Полякова, Татьяна Устинова и другие. В области исторического романа – Мария Семёнова (её тоже можно считать и «фэнтазисткой»), те же Акунин и Бушков, а также Валентин Пикуль, а у более «продвинутых» молодых читателей – Алексей Иванов.

Активно читаются модные, «раскрученные» книги. Зная о том, что именно модно, молодые люди во многом ориентируются на эту информацию, но нередко высказывают и собственное, «другое» мнение о таких произведениях. Набор имён зависит и от аудитории, собирающейся на той или иной виртуальной площадке, и от обсуждаемой темы, и от других факторов; очень различным может быть срок, в течение которого писатель или книга удерживается в этом кругу. Кроме тех писателей, что я назвала выше, на форумах часто звучат имена Паоло Коэльо, Харуки Мураками, Януша Вишневского, Чака Паланика, Анны Гавальды, Виктора Пелевина. Обсуждаются, включаются в разного рода топы и рейтинги также и «мировые бестселлеры» – «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл, «Поющие в терновнике» Колин Маккалоу. Особые места занимают «Гарри Поттер» и «Мастер и Маргарита», которые так или иначе упоминаются представителями разных читательских групп – подростками и «молодыми взрослыми», юношами и девушками, людьми разного уровня читательской культуры. Можно сказать, что мы имеем определенный «джентльменский набор», отражающий тенденции сегодняшнего «продвинутого» (не только молодёжного) чтения.

Наше исследование показало также, что темы типа «Порекомендуйте, что почитать» (очень популярные у молодых) в значительной степени «укомплектованы» постами о тех же книгах и авторах, что и темы о читаемом сегодня. Несомненно взаимовлияние молодых интернет-собеседников на выбор текстов для чтения, на формирование вкуса. Анализ позволяет выделить и некоторую группу «продвинутых» читателей, лидеров, которые особенно часто выступают на том или ином форуме, в том или ином сообществе как советчики и эксперты. Они предлагают интересные темы для обсуждений, популяризируют или составляют сами списки и рейтинги лучших, самых популярных (по их мнению) книг (59, 60, 101).

Похожие данные мы находим в ряде публикаций, представляющих реальное чтение молодёжи. В библиотеках Брянской области в 2004-2005 гг. респонденты называли исследователям имена Д. Донцовой, Т. Устиновой, С. Лукьяненко, Б. Акунина (35, 122). Интересно отметить, что тогда же в опросе студентов – посетителей Брянской областной научной библиотеки нередко звучали те же имена, а также имена П. Коэльо, В. Пикуля, X. Мураками, П. Зюскинда, В. Пелевина, А. Марининой, Н. Перумова, Д. Толкиена (65). У молодых посетителей библиотек Орловской области самыми читаемыми оказались А. Маринина, Ю. Поляков, В. Пелевин, Д. Корецкий, П. Дашкова, И. Хмелевская (83). Нижегородские студенты в 2006 г. назвали Д. Донцову, Б. Акунина, А. Дюма, П. Коэльо, Х. Мураками (16). А результаты опросов молодых жителей Петербурга (2005-2006) свидетельствует: «Лидерами читательского спроса в жанре фэнтези … остаются: книги Дж. К. Роулинг о Гарре Поттере, Дж. Р.Р. Толкиена «Властелин колец», С. Лукьяненко «Ночной дозор» и «Дневной дозор», Ника Перумова, Г. Гаррисона, Р. Желязны, Э. Берроуза, Макса Фрая, С. Кинга и др. Среди детективной литературы читательские предпочтения отдаются ироническому детективу: книгам П. Дашковой, Д. Донцовой, Т. Поляковой, Т. Устиновой, И.Хмелевской и пр. Также активно читают романы А. Марининой, Б. Акунина, Э. Гарднера, Дж. Х. Чейза, Г. Стаута, С. Шелдона и др. Чтение любовного романа представлено книгами Б. Картланд, Ж. Бенцони, Д. Стил, С. Браун, М. Митчелл, А. и С. Голонов, Ж. Санд и др.» (70, с. 128).

«Что Вы читаете в настоящее время?» – такой вопрос задали в 2004 г. своим пользователем (студентам и молодым специалистам) сотрудники Национальной библиотеки Республики Марий Эл. Выяснилось, что студенты читают прежде всего тексты, связанные с учебной программой; а так как это были, в основном, студенты-филологи, то читали они классику – русскую, зарубежную, марийскую. Но многие назвали также произведения популярных современных авторов – Акунина, Пелевина, Лукъяненко, Донцовой, Коэльо и других. В круг чтения молодых специалистов, судя по результатам этого опроса, входят в равной степени как беллетристика, так и литература по специальности. Они, как и студенты, читают книги современных авторов. Были названы имена тех же Акунина, Лукъяненко. Донцовой, а также – М. Арбатовой, Т. Устиновой, В. Платовой, Т. Поляковой, Ника Перумова, Э. Радзинского, В. Суворова, Майкла Утгера (Михаила Марта) а из зарубежных авторов – Дж. Чейза, Р. Даля, О. Хаксли, Г. Газданова и других (80).

Студенты другого университета – Новосибирского технического – отвечали в 2003 г. на вопрос о чтении художественной литературы. Здесь список был более широким и разнообразным. В нём оказались не тольуко всё те же «фэнтазисты» и «фантасты» (Стругацкие, Лукьяненко, Перумов, Сапковский, Головачёв, Семёнова, Олди, Гаррисон, Желязны, Кинг, Хайнлайн), «детективщики» (Полякова, Шилова, Чейз, Хмелевская), но также зарубежные классики XIX века (Гёте, Диккенс, Золя, Бомарше, Гюго), признанные советские писатели и поэты (Ахматова, Блок, Есенин, Айтматов, Быков и, конечно, Булгаков) (71).

Вопросы о чтении и предпочтении конкретных жанров и авторов задавались и респондентам уже упоминавшегося исследования, организованного в 2006-2007 гг. Научным центром исследований истории книжной культуры РАН. К сожалению, в публикациях о результатах этого исследования соответствующих данных нет. Однако несколько школьных библиотекарей, участвовавших в сборе данных, опубликовали свои результаты. Например, старшеклассники одной из специализированных московских школ назвали следующих авторов: У.Ле Гуин, В. Пелевин, С. Кинг, З. Фрейд, Ф. Саган, Т. Пратчетт, Макс Фрай, Дж. Сэлинджер, Дж. Лондон, Л. Улицкая, В. Астафьев, И. Ефремов, Е. Гришковец. Также были названы отдельные произведения: «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева, «Бойцовский клуб» Чака Паланика, «Записки кота Шашлыка» Алекса Экслера, «Профессиональный оборотень» Андрея Белянина (нельзя не отметить, что заглавия последних трёх книг приведены автором публикации – очевидно, школьным библиотекарем – без имён авторов, явно ему не знакомых и охарактеризованы как «весьма колоритные» наряду с тоже названным «Как выйти замуж за олигарха»). 20% старшеклассниц, по данным этого опроса, увлекаются дамскими романами (75).

«Что ты читал сам и советуешь прочитать своим друзьям?» – такой вопрос был задан старшеклассникам библиотекарем одной из школ Смоленска. На него ответили более 160 юношей и девушек. В результате получилась, как называет её автор публикации, «десятка неожиданных предпочтений»:

М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита

С. Кинг. Ярость. Долгая прогулка

П. Коэльо. Алхимик. Вероника решает умереть

А. Дюма. Три мушкетёра

А. и Б. Стругацкие. Понедельник начинается в субботу

В. Набоков. Стихотворения

О. Ермаков. Знак зверя

К. Кастанеда. Хакеры сновидений

А. Грин. Алые паруса

Дж. Роулинг. Гарри Поттер (61).

На похожий вопрос («Что ты посоветуешь почитать сослуживцам?») отвечали в 2006 г. матросы, проходящие службу на Северном флоте, в посёлке Видяево (анкетирование «Матрос и книга» организовано сотрудниками поселкового библиотечного объединения). Список лидеров выглядит следующим образом:

С. Лукьяненко. Дневной дозор

В. Доценко. Тридцатого уничтожить

А. Платов. Секретный фарватер

Д.Р.Р. Толкиен. Властелин колец

А. Дюма. Граф Монте-Кристо

А. Корецкий. Антикиллер

А. Воронин. Лабиринт для слепого. [Информация была помещена на сайте Мурманской областной универсальной научной библиотеки; сейчас её там уже нет.]

Интересные результаты дал организованный в 2008-2009 гг. Центральной городской библиотекой опрос молодых пользователей – учащихся средних, средних специальных и высших учебных заведений Новокузнецка (14). Основываясь на мнениях респондентов о самых популярных книгах, авторы исследования констатируют:

«Школьники и студенчество поставили на первые три места:

1. М.А. Булгаков. «Мастер и Маргарита» (60%);

2. Б. Акунин. Романы о Э.П.Фандорине (30,3%);

3. С. Лукьяненко. Все «Дозоры» (5,5%) и др.

Далее следуют: Ю. Коротков – «Девятая рота», М. Семёнова – «Волкодав», В. Пелевин – «Жизнь насекомых», Л. Улицкая – «Казус Кукоцкого», Д. Донцова – детективы, Н. Перумов – «Алмазный меч, деревянный меч», Ю.Никитин – «Князь Владимир».

Из зарубежных авторов наши респонденты выдвинули на первые места:

1. Толкиен Джон Рональд Р. «Властелин колец» (33%);

2. Роулинг Джоан Кэтлин. «Гарри Поттер» и др. (26%);

3. Лукас Джордж «Звёздные войны» (21,2%).

При заполнении анкет и бесед со студентами выяснилось, что зарубежную литературу читают меньше, чем отечественную, но популярные на Западе имена и произведения отражены в соответствующей графе анкеты: Д. Браун – «Код да Винчи», «Ангелы и демоны»; П. Зюскинд – «Парфюмер»; П. Коэльо – «Алхимик»; К.С. Льюис – «Хроники Нарнии»; Дж. Фаулз – «Коллекционер»; X. Мураками. – романы» (14, с.78-79).

Новокузнецкие исследователи справедливо отмечают одну достаточно важную черту чтения молодых (которая, впрочем, характерна не только для молодых и не только для сегодняшнего дня) – обращение к книге после просмотра экранизаций литературных произведений. В библиотеке, говорят они, наблюдался в период появления соответствующих фильмов резкий рост спроса на «Мастера и Маргариту», «Волкодава», «Девятую роту», «Властелина колец», «Турецкий гамбит» «Азазель», «Код да Винчи», «Охоту на пиранью», «Ночной дозор», «Идиота», «Антикиллера». При этом сами экранизации могли вызывать у читателей неоднозначную оценку.

Далее я хочу привести полностью (несмотря на его объёмность) список ответов на вопрос «Какую книгу Вы прочитали недавно?». Опрос «Что читает молодёжь в год молодёжи» организовали в 2009 г. сотрудники Гуманитарного центра чтения (Центр работает в Смоленской областной универсальной библиотеке). 92 человека написали на стенде следующее:

Аксенов В. «Редкие земли» (1 человек)

Астафьев В. «Прокляты и убиты» (2 человека)

Ахерн Сесилия «P.S. Я люблю тебя» (2 человека)

Ахматова А. Стихи (1 человек)

Бегбедер Ф. «Любовь живет три года» (1 человек)

Библия (1 человек)

Бродский И. Стихи (1 человек)

Бронте Ш. (1 человек)

Булгаков М. «Мастер и Маргарита» (4 человека)

Бунин И. (1 человек)

Вебер Б. «Империя ангелов» (2 человека)

Верн Ж. «Таинственный остров» (3 человека)

Вишневский Януш Леон «Одиночество в сети» (2 человека)

Васильев Б. (2 человека)

Гавальда А. «35 кило надежды» (2 человека)

Ганапольский М. (1 человек)

Гончаров И.А. «Обломов» (1 человек)

Грибоедов А.С. (1 человек)

Губерман И. (1 человек)

Дефо Д. «Робинзон Крузо» (1 человек)

Достоевский Ф.М. «Идиот» (1 человек)

Дюма А. «Королева Марго» (2 человека)

Дюма А. «Граф Монте-Кристо» (1 человек)

Есенин С. Стихи (1 человек)

Кинг С. (5 человек)

Классика (2 человека)

Коэльо П. (6 человек)

Коэльо П. «Вероника решает умереть» (1 человек)

Лермонтов М.Ю. Стихотворения и поэмы (1 человек)

Майер Стефании «Сумерки», «Гостья» (3 человека)

Минаев Сергей «Духless» (1 человек)

Митчелл М. (1 человек)

Мур А. (1 человек)

Мураками Х. (4 человека)

Паланик Чак «Бойцовский клуб» (1 человек)

Пикуль В. (1 человек)

Поэзия (3 человека)

Пушкин А. (2 человека)

Роулинг Д. «Гарри Поттер» (2 человека)

Саган Ф. «Немного солнца в холодной воде» (1 человек)

Селинджер «Над пропастью во ржи» (2 человека)

Семенова М. «Волкодав» ( 1 человек)

Соя Антон «Эмо бой» (1 человек)

Станиславский «Работа актера над собой», «Моя жизнь в искусстве» (1 человек)

Стругацкие «Трудно быть богом» (2 человека)

Фэнтези (3 человека)

Хикмен Трейси, Уэйс Маргарет «Dragonlance» (2 человека)

Цветаева М. (4 человека)

Шемчук В. «Зов предков», «Возвращение рая на землю» (2 человека)

Шемчук В. «Возвращение рая на землю» (3 человека) (30).

Этот список подтверждает, что каждый такого рода опрос естественно даёт огромный разброс имен и названий. Собственно, с подобными разбросами имеет дело любой исследователь, получая «сырой» материал. Тем не менее, в списке мы действительно видим все имена и названия, которые так или иначе присутствуют в описанных выше публикациях. Надо отметить также, что примерно тот же набор мы найдем и в рейтингах электронных библиотек, и в рейтингах книжных продаж.

Что касается жанров, преобладающих в реальном, «текущем» чтении, то вот что ответили в 2011 г. на соответствующий вопрос молодые посетители портала Library.ru.
 

Книга, которую я сейчас читаю, – это… до 18 лет 18–25 лет
Фэнтези, фантастика 14,7 20,1
Детектив 11,8 4,9
Исторический роман, повесть 29,4 11,8
Психологический роман, повесть 11,7 15,3
Роман, повесть о современной жизни 2,9 12,5
Юмористические рассказы, анекдоты 5,9 0
Стихи, поэмы 2,9 2,7
Нехудожественная литература (nonfiction) 2,9 18,8
Сейчас читаю только журнал(ы) 0 1,4
Сейчас читаю только комикс(ы) 0 2,1
Сейчас ничего не читаю 5,9 4,2
Я вообще не люблю читать 2,9 1,4
Другое 8,8 3,5
Считаю, что этот вопрос поставлен неверно 0 1,4

По данным этого опроса, на первое место у самых младших вышла с большим отрывом историческая беллетристика, далее следуют фэнтези-фантастика, затем детектив и психологическая проза. У тех, кто постарше, впереди фэнтези и нонфикшн (с большой вероятностью это учебные и нужные для учёбы тексты), затем идёт психологическая проза. Видна некоторая специфика аудитории портала – «продвинутой» и «интернетизированной».
 

Лучшие, любимые книги и авторы
 

Теперь посмотрим, каких же авторов молодые люди называют любимыми, лучшими, какие книги им запомнились, произвели на них наибольшее впечатление. Как я уже говорила, соответствующие вопросы исследователи задают своим респондентам чаще, чем вопросы о реальном чтении. И они (исследователи) предполагают, очевидно, что, отвечая на такой вопрос, респондент «вспоминает» свою читательскую биографию или, хотя бы, её недавние этапы. В реальности, конечно, это происходит далеко не всегда.

Обратимся сначала к информации о чтении современной литературы, отечественной и зарубежной. Анализ десятков публикаций свидетельствует: ответы на вопросы о недавнем чтении и о любимых книгах здесь во многом совпадают. Самой популярной и любимой книгой, судя по всему, является, «Гарри Поттер» (в особенности это касается подростков, но – не только их). Как проницательно отмечает В.Д. Стельмах, «произведения Дж. Роулинг точно соответствуют тем достаточно жестким требованиям, которые наши респонденты предъявили к «своей» литературе. Она должна быть «приключенческой» – 53% опрошенных, «фантастической, волшебной» – 50%, «весёлой и смешной» – 46%» (21, с. 84).

А вот имена писателей, которых называют любимыми представители различных групп читающей молодёжи – посетители библиотек, школьники, студенты, молодые специалисты, молодые рабочие, молодые моряки (10, 13, 16, 37, 44, 71, 75, 78, 83, 95, 96, 124, 126):

Акунин

Браун

Донцова

Кинг

Коэльо

Лукьяненко

Перумов

Стругацкие

Устинова.

Здесь, как видно, собраны авторы остросюжетной литературы (фантастики, фэнтези и детективов); исключение в определённом смысле составляет лишь П. Коэльо. Во многих списках встречаются также имена Х. Мураками, В. Пелевина, Л. Улицкой, М. Семёновой, П. Зюскинда, некоторых других авторов. Опросы, в ходе которых были получены эти данные, датируются разными годами, но список меняется не очень сильно.

В 2009 г. молодые библиотекари Новоалтайска провели экспресс-опросы на улицах «Эта книга лучше всех, у неё большой успех!»; в учебных заведениях они просили молодых людей номинировать любимую книгу на звание «Book-симпатия» (ответы собирались в своеобразные ящики для голосования); также анализировались читательские формуляры молодых посетителей библиотек. Согласно полученным данным, лидером чтения во всех группах является роман «Мастер и Маргарита». На первых местах оказались также «Гарри Поттер» (у школьников), произведения Толкиена, Коэльо, Мураками, Стругацких, Лукьяненко, Акунина, Ника Перумова, детективы Донцовой и Шиловой, а также книги серии «Сталкер» (в основном у школьников). Классика читалась почти исключительно программная, исключением в какой-то мере является лишь Достоевский. Часто назывался В. Шукшин (этот год на Алтае был объявлен годом Шукшина). Интересно, что в медицинском училище в «Book-симпатию» попали произведения русских классиков, связанных с медициной: «Записки врача» Булгакова, рассказы Чехова (74).

Примерно тот же список приводит Я.Е. Скурихина по результатам более раннего (2006) опроса молодых посетителей ижевских библиотек (104).

У разных групп молодых читателей, как можно предположить, лидируют разные авторы из этого «общего» списка. Поскольку респондентами большинства опросов становятся молодые люди, чей «читательский уровень» несколько выше среднего (учащиеся, посетители библиотек), возможно, предпочтения среднего или «ниже среднего» молодого читателя (как и его реальное чтение) выглядят примитивнее; возможно, он вообще не знает имён писателей, а ограничивается «сериальным» чтением («Сталкер», «Чёрный котёнок», «Секретные материалы» и т.п.).

С другой стороны, некоторые штудии дают основания судить о чтении продвинутых групп. В этом смысле особенно интересно исследование, проведённое в 2010 г. социологом Л.Ф. Борусяк (15). Она просмотрела «визитные карточки» (интернет-анкеты) около 700 «молодых интеллектуалов» (как она сама их называет) – «друзей» одного из участников социальной сети «ВКонтакте», студентов, аспирантов и выпускников престижных вузов Москвы и Санкт-Петербурга. В анкетах были вопросы об интересах, любимых занятиях – в частности, и вопрос о любимых книгах. Оказалось, что в этой среде чтение является одним из наиболее важных и явно престижных занятий. Борусяк «извлекла» из анкет 1683 упоминания о 385 писателях. Далее она выделила топ, – имена 22 писателей, сумма упоминаний которых составляет более трети всех упоминаний. [Топом в подобных случаях обычно называют список позиций, попавших в верхние строчки рейтинга.]

1-2. М.А. Булгаков (62 упоминания)

1-2. Э.М. Ремарк (62)

3. Ф.М. Достоевский (52)

4. А. и Б. Стругацкие (43)

5. Дж.Р.Р.Толкиен (33)

6. Л.Н. Толстой (28)

7. Г. Гарсиа Маркес (26)

8. А. Сент-Экзюпери (25)

9-10. Э. Хемингуэй (21)

9-10. В. Пелевин (21)

11. У. Эко (20)

12-14. В. Набоков (18)

12-14. Ричард Бах (18)

12-14. О. Уайльд (18)

15-16. А. Дюма (17)

15-16. Р. Брэдбери (17)

17-18. Дж. Оруэлл (16)

17-18. П. Зюскинд (16)

19. Дж. Сэлинджер (15)

20-21. Г. Гессе (14)

20-21. Дж. Остин (14)

20-22. С. Довлатов (14)

Хотя этот список сильно отличается от списков, представленных в большинстве публикаций, есть всё же и нечто общее. На первом месте здесь также оказался роман «Мастер и Маргарита» (поскольку именно его в основном и упоминали респонденты). Вровень с ним, правда, идут романы Ремарка; интерес к этому автору в последние годы неожиданно вырос. Есть тут и Стругацкие, и Зюскинд, и Пелевин, популярность которых, очевидно, распространяется на самые различные читательские слои. Но нет современной «текущей» литературы популярных массовых жанров – фэнтези, детективов, боевиков, любовных романов, нет и тех авторов, которых предпочитают респонденты большинства упоминаемых выше исследований. [Л.Б. Борусяк отмечает, впрочем, что место в топе романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», обеспечено исключительно девушками, для которых, по её мнению, он заменяет «неприличные» для данной группы женские любовные романы.] Анализируя ситуацию, которая перед нею разворачивается, автор исследования, с одной стороны, подчёркивает, что в среде этих молодых интеллектуалов, работающих или собирающихся работать в экономике, бизнесе, IT-технологиях, сохраняется предпочтение той или похожей литературы, что ценилась их отцами в прошлые десятилетия. С другой стороны, Л.Ф. Борусяк говорит о возможных противоречиях между читательскими ценностями и реальным кругом чтения, о том, как молодые люди разрешают подобные противоречия. «Неужели структура чтения молодых людей, интернет-анкеты которых я анализирую, не имеет точек соприкосновения с остальной читательской аудиторией?, – размышляет она. – Конечно, они представляют собой узкую группу, не только выделяющуюся по большинству показателей, но и стремящуюся выделиться, но всё же различия уж очень радикальны. Я не сомневаюсь, что эти молодые люди читают самую разную литературу, но – и в этом их отличие от других групп – книги, авторы, жанры для них до сих пор чётко маркированы дихотомиями «высокое», т.е. достойное, и «низкое», т.е. недостойное… В свои анкеты молодые люди, естественно, вносят не всё, что они читают: туда входят только те произведения и те авторы, которые позитивно воспринимаются на индивидуальном уровне и которые, по мнению участников, будут признаны и высоко оценены референтной группой. Иными словами, названные любимыми авторы и произведения, скорее всего, действительно прочитаны и понравились, но всё, что воспринимается или может быть воспринято как трэш, недостойное или случайное, отбраковывается» (15, с. 61). То есть, резюмирует Л.Ф. Борусяк, конфликт разрешается тем, что элитный читатель позволяет себе (не сообщая об этом другим элитным читателям) для отдыха и расслабления обращаться к тому, что считает чтивом, но остаётся в уверенности, что серьёзную, «настоящую» литературу читать необходимо, и, с большой вероятностью действительно её читает – хотя бы для того, чтобы не ударить в грязь лицом в процессе общения с членами референтной группы.

В определённом смысле такими продвинутыми можно считать респондентов уже упоминавшегося исследования «Молодые читатели в Интернете». Круг предпочитаемых, любимых авторов здесь достаточно широк и включает не только писателей, работающих в четырёх популярных жанрах. В списках есть те же Коэльо, Кинг, Мураками, Лукьяненко с «Дозорами»; в постах очень часто встречаются упоминания о Стругацких, реже – о Пелевине и Улицкой. Но присутствуют также Дмитрий Быков, Дина Рубина, Алексей Иванов, Владимир Маканин, Евгений Гришковец, Захар Прилепин, а из зарубежных авторов – Анна Гавальда, Артуро Перес Реверте, Мэри Стюарт, Умберто Эко.

У молодых любителей чтения, выходящих пообщаться в Сеть, чрезвычайно популярны разнообразные рейтинги и топы, анализ которых может дать обширную информацию об их читательских ценностях и предпочтениях. Например, список по теме «Лучшая русская книга XXI века» после горячих дискуссий получился примерно такой: В. Пелевин («Из жизни насекомых»), А. Иванов («Сердце Пармы», «Золото бунта», «Географ глобус пропил»), Д. Быков («Орфография»), Ю. Буйда («Прусская невеста»), Д. Рубина («Вот придет Мессия», «На солнечной стороне улицы»), Л. Улицкая («Медея и её дети»), А. Битов («Преподаватель симметрии»), В. Маканин («Асан»), А. Геласимов («Степные боги»), З. Прилепин («Санькя», «Патологии», «Грех»). А в топ по теме, «Пять книг, изменивших сознание», составленный на одном из форумов, вошли: «Парфюмер» П. Зюскинда; «Пролетая над гнездом кукушки» К. Кизи; «Процесс» Ф. Кафки, «Коллекционер» Д. Фаулза; «Посторонний» А. Камю; «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Р. Баха; «Дети Ноя», «Оскар и Розовая дама» Э.-Э. Шмитта, «Тяжелый песок» А. Рыбакова (60).

Нельзя не отметить, что в последнем списке современная литература уступает книгам, ставшим классикой ХХ века (Камю, Кафка) и книгам, созданным и прославившимся несколько десятков лет назад (Кизи, Фаулз, Рыбаков). Вообще же, как показывает анализ публикаций, литература ХХ века (кроме остросюжетных книг) довольно слабо представлена в молодёжном круге чтения и в читательских предпочтениях. Яркое исключение представляет, как уже говорилось, «Мастер и Маргарита»; упоминания о булгаковском романе в том или ином контексте встречается почти во всех публикациях. В некоторых опросах в качестве лучших, запомнившихся молодые респонденты называют бестселлеры века – «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл и «Поющие в терновнике» Колин Маккалоу. Очень любимы произведения Толкиена и, как уже отмечалось, Стругацких, которых к современной литературе отнести можно, но с натяжкой. Впрочем, эти произведения написаны в популярных у молодёжи жанрах, что, конечно, тоже имеет значение. Как в постах молодых интернет читателей (чаще), так и в анкетах молодых респондентов разных исследований (особенно студентов) встречаются имена Эриха Марии Ремарка, Рея Брэдбери, Габриэля Гарсиа Маркеса, Андрея Платонова, Михаила Зощенко, Владимира Набокова, Сергея Довлатова, Виктора Астафьева, Валентина Распутина, Владислава Крапивина, Бориса Васильева. Иногда звучат имена поэтов – Есенина, Ахматовой, Цветаевой, Бродского.

Очень характерно появление произведений известных советских авторов в ответах молодых моряков из посёлка Видяево на вопрос о любимых военных произведениях, прозвучавший в уже упомянутом исследовании 2006 г. «Матрос и книга». Список (очевидно, топ, составленный авторами исследования) выглядит следующим образом:

М. Шолохов. Судьба человека.

Б. Васильев. А зори здесь тихие

В. Каверин. Два капитана

А. Платов. Секретный фарватер

А. Твардовский. Василий Тёркин

Ю. Бондарев. Горячий снег

Ю. Герман. Далеко на Севере

Но это редкий и весьма специфический случай. Произведения советского периода (кроме нескольких упомянутых выше книг) и в текущем чтении, и в предпочтениях молодых безусловно уступают зарубежной литературе ХХ века – при том, что сам ХХ век «целиком» занимает здесь небольшое место. В упомянутой выше статье Л.Ф. Борусяк говорит, что молодой читательской элите зарубежная литература этих лет гораздо ближе, понятнее, чем советская, которая кажется им чужой, слишком привязанной к ушедшим реалиям, отражающей ценности окончательно ушедшей эпохи. «Из дискурса молодых интеллектуалов, (и, вероятно, молодых неинтеллектуалов тем более), – констатирует она, – практически ушел весь массив советской литературы» (15, с. 62). Нельзя не согласиться с автором: для среднего молодого читателя такое индифферентное отношение к многослойному пласту советской литературы ещё более характерно – это доказывают результаты разных исследований, представленные во множестве публикаций.

Совсем другая картина возникает, когда мы обращаемся к анализу исследовательских данных, касающихся литературы XIX века, в особенности – отечественной классики, а точнее – авторов, включённых у учебные программы. Лучшими, любимыми называют этих авторов респонденты фактически любого исследования – как школьники, так и те, кто уже окончил школу, кто учится в вузе или его окончил (10, 13, 16, 37, 44, 55, 75, 78, 96, 126, 135, 139).

Нельзя не отметить, что списки, представленные в этих исследованиях, в основном и состоят из программной классики плюс современные авторы любимых жанров (в основном – фантастика, фэнтези, детектив). Как с горечью отмечает библиотечный психолог Н.Г. Малахова, «общая тенденция уже просматривается: для школы читаются произведения школьной программы (они же оказываются и самыми любимыми), а для отдыха – то, что можно купить в подземных переходах (современные отечественные и переводные детективы, дамские романы)» (73, с. 245).

Но как бы то ни было, в предпочтениях отечественная классика представлена гораздо обширнее, чем в «текущем» чтении. Опытный и глубокий библиотечный исследователь В.Н. Волкова из Новосибирска пишет: «Размышляя об отношении современного (не только образованного) читателя к русской классике, нельзя не отметить расхождения понятий «активно читаемый» писатель и «наиболее ценимый». Имена А. Пушкина, Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Чехова в самых разных исследованиях, как общероссийских, так и сибирских, чаще всего оказываются первыми среди «почитаемых», но назвать их активно читаемыми было бы рискованно… Укорененность в российском обществе представлений о литературной классике дореволюционной поры как общенациональной духовной и эстетической ценности сегодня проявляется не столько в реальном чтении произведений, сколько в памяти о них» (26, с. 54). В определённой степени этот вывод относится и к молодым читателям.

На первом месте среди авторов-классиков, называемых лучшими и любимыми, стоит, судя по всему, Достоевский. Можно с достаточной уверенностью предположить, что он более других писателей XIX века присутствует в свободном чтении молодых, а не только в деловом. Не случайно он не просто вошёл в предлагаемый Л.Ф. Борусяк топ предпочтений молодых читателей-интеллектуалов, а оказался наверху – на третьей строке; другой вошедший в топ представитель русских писателей XIX века – Лев Толстой собрал вдвое меньше «голосов» (15).

Анализ результатов нашего исследования «Молодые читатели в Интернете» также подтверждает популярность Достоевского, но там звучат и имена других русских классиков XIX века – Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Гончарова, Лескова, а также и классиков века ХХ – Есенина, Бунина. Поскольку респондентами этого исследования были именно любители чтения (мы смогли утверждать это с большой уверенностью, опираясь на содержание их постов и на то, что они выходят в Сеть именно чтобы общаться по поводу прочитанного), не удивительно, что среди них оказалось много подлинных любителей и читателей классики. Однако и здесь нередки дискуссии о её нужности и ценности. Официальный статус произведений, изучаемых на уроках литературы, безразличен многим молодым людям, вызывает у них раздражение и насмешки. Они не признают или подвергают сомнению ее вечность и величие, говорят, что современному человеку часто чужды проблемы и неизвестны реалии старой литературы, труден и непонятен её язык (60).

Оценивая значимое присутствие отечественной классики в списках любимых, лучших книг, исследователи молодёжного чтения по-разному оценивают этот факт, противоречащий как профессиональным, так и «жизненным» наблюдениям. Связь того, что попадает в списки, с тем, что проходят на уроках литературы, у большинства авторов публикаций не вызывает сомнений. Но далее мнения могут расходиться. Е.Г. Муравьёва считает, что появление в ответах имён Толстого, Пушкина и Гоголя – это «не только стремление юных казаться лучше, чем они есть на самом деле, но и быть „homo legens“, т.е. представить себя окружающим хорошо начитанным» (79, с. 79). Она подчёркивает, таким образом, что в сознании молодых людей сохраняется норма «читать классику надо, это правильно и престижно». Другого взгляда придерживантся В.Д. Стельмах: у молодых этой нормы уже нет, но они знают, что она есть у взрослых. «Ответы типа: “Пушкин” “Толстой”, “Маяковский”, “Отцы и дети”, “Гроза” можно отнести к “образовательному спаму”. Дети всё-таки видят в любом, даже самом опытном интервьюере, взрослого, а, следовательно, наставника и контролёра и немедленно демонстрируют то, что требуется в данный момент педагогами и школьной программой» (95, с. 83). Я склонна согласиться с мнением В.Д. Стельмах, однако должна заметить, что и мнение Е.Г. Муравьёвой может быть справедливым по отношению к некоторым группам молодых читателей.

«Конечно же, по большей своей части, авторы, названия книг свидетельствуют о большом влиянии школьной программы, но ведь школьная программа на то и рассчитана, чтобы влиять на чтение подростков! И это замечательно. Всё то, что запечатлевается в этом возрасте это – на всю жизнь», – это вывод социолога Н.В. Дадали, изучавшей читательские предпочтения старшеклассников Санкт-Петербурга (37, с. 4). А вот комментарий психолога к такого рода ответам посетителей детских библиотек Новосибирска: «В список они практически единогласно включили русскую классику… Это вызвало первоначальные сомнения в искренности респондентов, но эти сомнения излишни. Ведь речь идёт о “лучших”, а не о “понравившихся”. Возможно, “Война и мир” не нравится читателям, кажется слишком сложной, но они прекрасно понимают, что это – хорошая, “вечная” литература, а детские детективы – однодневное чтиво» (55, с. 135).

Но опыт показывает, что влияние и «запечатление» нередко бывают отнюдь не такими, как хотелось бы влияющим инстанциям. Об этом говорят и результаты ряда исследований. По нашим наблюдениям за молодыми интернет-читателями, если на форуме задается вопрос типа «какие книги вы не любите (ненавидите)», «книги, которые вы не могли дочитать» – основная доля ответов приходится на романы, входящие в школьную программу, а на первое место выходит «Война и мир». И даже к Пушкину, как выясняется, школа может сформировать у молодых людей разное отношение. Заставляют задуматься, например, воспоминания тех, кто в 1999 г. (в год громкого празднования 200-летнего юбилея) учился в старших или средних классах, – как им «впаривали» Пушкина и надолго или навсегда отбили охоту его читать. Вообще, оценки содержания школьной программы у большинства наших респондентов – отрицательные. При этом многие авторы постов, даже плохо относясь к программе в целом, выделяют определённые произведения и авторов. И здесь снова звучит «Мастер и Маргарита», а также романы Достоевского (60).

А вот интересное наблюдение, сделанное в процессе опросов учащихся в сельских библиотеках Новосибирской области. Респондентов просили рассказать о понравившихся и не понравившихся книгах. Результат: знаки «плюс» фиксировались и около записей о прочитанных книгах лёгких жанров, и около записей о программных произведениях; а вот со знаком «минус» назывались практически лишь программные произведения («Мёртвые души», «Герой нашего времени», «Капитанская дочка»). И ни одно произведение школьной программы, за исключением «Мастера и Маргариты» (снова роман Булгакова составляет исключение), учащиеся сельских школ, по данным этого анкетирования, прочесть не хотят. Автор исследования объясняет это несоответствием школьной программы уровню развития детей (123).

Интересно отметить, что программная классика ХХ века, в отличие от классики века XIX, почти не появляется в списках лучших, любимых книг, как почти не появляется и в списках текущего чтения. Опираясь на результаты своего исследования, Н.Г. Малахова пишет: «Похоже, вся русская литература ХХ века представлена в сознании современного московского подростка булгаковским “Мастером и Маргаритой”. Редкие единичные упоминания Пастернака, Ильфа и Петрова, Сэлинджера не меняют ситуацию. Это тем более удивительно, что в современную школьную программу включены рассказы и повести Белова и Распутина, Нагибина и Искандера, Кондратьева и Васильева и т.д. Похоже, что многие опрошенные нами подростки считают, что вслед за романами Толстого и Достоевского в русскую литературу сразу же пришли повести Марининой и Донцовой» (73, с. 245).

Что касается зарубежной литературы XIX века, то здесь исследовательские данные о предпочтениях довольно противоречивы. Например, популярность Дюма несравнима с той, что была несколько десятилетий назад, но он и сейчас порой упоминается в списках лучших книг и любимых авторов молодыми посетителями библиотек, школьниками, студентами (10, 13, 21, 37, 126); он попал также в топ, составленный Л.Ф. Борусяк, то есть ценится молодой читательской элитой. Нередко упоминается имя Джека Лондона, Артура Конан Дойла. В различных исследованиях в списки попадают также Бальзак, Мопассан, Золя, Гюго, Жюль Верн, Купер, Стивенсон, Джером, Эдгар По. Можно сказать, что популярность большинства этих авторов так или иначе связана с приключенческими или острыми (в разных смыслах слова) сюжетами. Многие исследователи – особенно те, кто изучает чтение детей и подростков, – сетуют, что из этого чтения исчезают книги с так называемой «золотой полки»; при этом имеются в виду, в частности, Дефо, Дюма, Верн, Линдгрен, Андерсен, Конан-Дойл, Милн, Свифт, Сетон-Томпсон. Они трактуют это как «затухание существовавшей в России почти два века традиции чтения лучшей мировой классической литературы». Взамен, как считают они, приходит случайная и худшая по качеству литература (139, 141).
 

Чтение периодики
 

По данным всероссийского исследования Левада-центра (2008), 43% молодых людей никогда не читают журналов, 44% читают их иногда, 12% – постоянно, ежедневно; соответствующие данные по газетам – 51%, 36%, 12% (1). Социологи Левада-центра оценивают эти цифры как очень низкие. Падение интереса к периодике они называют сокрушительным, особенно подчёркивая, что оно коснулось, с одной стороны, общественно-политических изданий, с другой – литературно-художественных (толстых журналов). С переключением на развлекательные издания, таблоиды, считают эти исследователи, «из поля зрения общества, читающей публики уходит актуальность, современность, и что особенно важно – ее анализ и интерпретация» (49, с. 53). В определённой степени с такой позицией можно согласиться. Надо отметить, однако, что в своих публикациях Б.В. Дубин и Н.А Зоркая сравнивают нынешнюю ситуацию с 90-ми годами, с бумом периодики. При этом они не учитывают постоянный рост значимости электронной информации, которая как раз и несёт ту самую актуальность.

Тем не менее, результаты локальных исследований позволяют предположить, что в среднем данные Левада-центра (если вести речь только о печатной периодике) достаточно близки к реальности. [Вообще же, информация о чтении периодики, рассеянная в разных источниках, звучащая с разных трибун, выглядит достаточно противоречиво. Некоторые наблюдения и косвенные данные свидетельствуют, что чтение журналов вытесняет чтение книг.]

Обратимся вначале к публикациям, представляющим печатную периодику в ряду других источников информации. В 2006-2008 гг. ряд исследований такого рода организовал Томский институт информационных технологий (45, 46, 47). В частности, прошли опросы молодёжи в городе Северске; предметом исследования были СМИ и их влияние на молодёжь. Печатные СМИ, как показало это исследование, явно проигрывают в качестве предпочитаемого источника информации СМИ электронным. Телевидение, судя по ответам респондентов (а опрашивались и учащиеся различных учебных заведений, и работающая молодёжь), оказалось далеко впереди (около 80%); Интернет предпочитают 35%, радио около 28%, а печатные СМИ – немногим более 20%. Автор исследования И.В. Жилавская объясняет это так: «Молодые люди не находят на страницах газет ни своих тем, ни выразительного визуального ряда, газеты не становятся помощниками молодёжи в решении их проблем. – И, далее, о журналах: – … медиарынок сегодня недостаточно предлагает молодёжи соответствующего чтения. А названные в опросе журналы формируются исключительно на эксплуатации потребительства и рассчитаны главным образом на школьниц» (47, с. 57-58). Более 40% школьников и студентов не смогли назвать ни одного журнала, который они читают или просматривают, в других группах таких оказалось более 70%. При этом И.В. Жилавская признаёт, что чем выше интеллектуальный уровень респондентов, тем в большей степени они всё же читают, либо просматривают печатные СМИ. К газетам и журналам обращаются около 37% студентов (в других группах процент вдвое меньше). Явно прослеживаются также гендерные различия: печатные СМИ отметили 30% девушек и 16% юношей.

Примерно такую же оценку среди других источников информации получили печатные СМИ у респондентов исследования, прошедшего в тот же период в городских и сельских библиотеках Челябинской области. Газеты здесь назвали около 24% в городе и 26% в селе, журналы – соответственно более 19% и около 14% (129).

Судя по опросам молодых посетителей сельских библиотек Новосибирской области (2005 г.), к периодическим изданиям обращаются 37%. Можно по разному определять, много это или мало, но по популярности периодика здесь не уступает как детективам и приключениям, так и, например, справочным изданиям (123). А опрос подростков, организованный в 2007 г. ЦГДБ города Железногорска (Красноярский край), показал, что в свободное время 30% читают журналы, а фантастику, например, – 22%; правда 25% респондентов ответили, что читают мало, а 7,5% вовсе не читают в свободное время, а только в связи с учёбой (10).

Исследование 2006 г., респондентами которого были студенты двух ведущих вузов Республики Марий Эл (МарГУ и МарГТУ), а предметом – гендерные различия в чтении, показало, что соответствующие различия есть и в популярности периодических изданий. Вовсе не дали ответов о читаемых журналах 30% девушек и 55% юношей. Среди девушек 60% назвали развлекательные молодёжные и женские журналы: «Oops», «Лиза», «Космополитен»; 20% утверждают, что регулярно читают только научные и научно-популярные журналы («Журналист», «Родина», «Наука и жизнь», «Караван», «Вокруг света»), а девушки из Технического университета – ещё и компьютерные журналы («Chip», «Компьютерра»). Юноши указали в анкетах журналы «Geo», «Автопанорама», «Техника – молодёжи», «Чудеса и приключения», «Домашний РС», «Game», «Караван истории» (87).

Вообще публикации, в которых представлена информация о том, какие именно периодические издания популярны в молодёжной среде, говорят, в основном, о свободном чтении, поскольку именно подобную информацию дают задаваемые обычно вопросы типа «какие журналы, газеты вы читаете?».

Пожалуй, лишь в одной публикации мы сможем найти информацию как о деловом, так и о свободном обращении молодых людей к журналам. Это работа челябинского библиотековеда З.В. Руссак, где предметом исследования было библиотечное чтение журналов студентами (2002). Она выявила, что наиболее часто среди журналов для делового чтения называются «Референт», «Психология», «Управление персоналом», «Профиль», «Власть», «Деньги», «Интерьер». Значительно реже обращаются студенты к журналам «Вопросы философии», «Вопросы экономики», «Вопросы истории», «ЭКО». Что касается журналов для досуга, то чаще всего спрашиваются «Компьютерра», «Хакер», «Навигатор», «Mega game», «Cool», «Авторевю», «Караван историй», «Смена», «Крестьянка», «Природа и человек», «Рекламные технологии», «Фотомастерская». Востребованы глянцевые массовые журналы – «GEO», «COOL», «Playboy». «Shepe Oops», «Лиза». Популярны журналы, связанные с хобби: «Автомир», «Авторевю», «Домашний компьютер», «Домашний очаг», «Добрые советы», «Игромания». З.В.Руссак отмечает также значимость гендерных различий. В круг чтения многих девушек-студенток, независимо от их будущей специальности, входят «Крестьянка», «Работница», «Веста», «Бурда», «Сандра», «Верена», «Маруся», «Лиза». Выбор молодых людей – «За рулем», «Радио», «Моделист-конструктор», «Техника – молодёжи», «Мир ПК», «Спортивная жизнь России» (93).

В 2006 г. в Нижнем Новгороде прошла акция «Читающий студент», частью которой было исследование круга чтения студентов. В списке популярных газет оказались «Биржа плюс карьера» (местное издание), «Комсомольская правда», «Телесемь», «Аргументы и факты», «Моя семья» (эти издания назвали от 11,5% до 6% молодых людей). В списке популярных журналов – «Вокруг света», «Лиза», «Cosmopoliten», «Geo», «Cool girl» – от 8,5% до 5% (16).

В более раннем исследовании «Сельский ребёнок» (2002-2005) любимые журналы назвали более 80% респондентов-подростков (больше, чем во многих городских исследованиях). Однако это те же «Cool», «Все звезды», «Лиза», «Cool Girl», различные телегиды, а также «Крестьянка», «Работница», «За рулём» (141). Те же названия фигурируют в данных опроса читателей РЮБ Бурятии, организованном в 2002 г. (95).

Список популярных изданий, полученный в процессе упоминавшегося выше исследования Томского института информационных технологий, очень похож на предыдущие списки. Самой популярной газетой оказалась «Жизнь», набравшая 8% «голосов». Далее следуют «Телесемь», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Реакция» (молодёжная газета), «Спид-Инфо», а также местные издания – «Томский вестник», «Томская неделя» (от 6,7% до 3%). Из журналов около 20% респондентов предпочитают «Playboy», «OOPS», «Yes!», «Cool», «Маруся», «Молоток», а лидирует «Космополитен», который особой популярностью пользуется у школьников (около 20%) и студентов (более12%) (47).

У молодых посетителей городских и сельских библиотек Челябинской области на первом месте по востребованности находились в период исследования 2008 г. общероссийские газеты (в частности, «Аргументы и факты» и «Комсомольская правда» – около 40%), на втором – местные ежедневные и еженедельные газеты общественно-политического содержания (около 30%), на третьем – развлекательные еженедельные и ежемесячные газеты новостей, сенсаций, скандалов (8-13%). Около 17% ответили, что не читают газет (129).

В 2005-2006 гг. молодые респонденты – жители Санкт-Петербурга чаще всего читали «ООРS», «YES!», «Cool», «Cool-girl», «Отдохни!», «Лиза», «Маруся», «Elle», «Все зв`зды», «Cosmopolitan», «Glamour», а также журнал «Дом-2», посвящённый знаменитому телепроекту. Несколько реже упоминались журналы, тематика которых связана с увлечениями, хобби: «Домашний компьютер», «Игромания», «Хакер», «Мир PС», «Лучшие компьютерные игры», «Страна игр», «Навигатор», «Авторевю», «Автомир» (70). «Первенство здесь держат глянцевые журналы, – подтверждает автор, представляющий данные опроса того же 2006 г. в одной из московских школ. – “Cosmopoliten”, “Glamour”, “Elle” и всякие прочие “Yesы”. К счастью, читают еще и “Гео”, “Вокруг света”, серьезные спортивные и компьютерные журналы, газеты “МК” и “КП”» (75). О лидерстве глянцевых журналов говорит и В.Н. Волкова, анализирующая массовое чтение жителей сибирских городов (в том числе и молодёжи). Она даёт подробную и очень интересную характеристику глянцевых журналов, определяя причины их популярности и отмечая в частности: «Они охватывают молодёжную аудиторию в целом, но обращены в первую очередь к девушкам и читают их опять же по преимуществу девушки» (24, с. 7). Надо сказать, что популярность такого типа журналов у молодых девушек отмечают и исследователи Левада-центра (43).

При опросах подростков в Петрозаводске и Ярославле в 2006-2007 гг. на первые места вышли те же глянцевые журналы: «Все звезды», «Cosmopolitan», «Сool», «Сool girl», «OOOPS», «Ромео и Джульетта» (молодёжный), «Mini» (женский); у мальчиков также – «Лучшие компьютерные игры», «Игромания», «За рулём», «Мотто». Из газет в Ярославле названы «Комсомольская правда», «Телесемь», «Юность», «Спорт-экспресс» (81, 96). Их же назвали подростки в городе Железногорске (Красноярский край). Автор публикации по результатам этого исследования И. Безызвестных видит следующие три причины, по которым подростки предпочитают именно журналы (причём, иллюстрированные):

• чтение коротких статей напрягает меньше, чем объёмное литературное произведение;

• тема журнальных публикаций чаще всего отражает интересы сегодняшнего дня;

• часто под «чтением» журнала подразумевается его пролистывание, разглядывание фотоиллюстраций (10).

Ряд библиотекарей-исследователей называют и другую причину, по которой популярна «жёлтая», периодика, говорящая о жизни звёзд, шоу-бизнесе, сфере развлечений. Они считают, что лучшая периодика отсутствует в библиотеках, дома ее также не выписывают. А в публикации одной из сотрудниц сельской библиотеки, проводившей опрос, прямо и наивно прозвучало: «Так как других журналов в библиотеке нет, а дома журналы не выписываются, то любимым журналом стал журнал “Маруся”» (39).

Опыт подсказывает, что интерес массового читателя (в том числе и молодого) к тематике, заполняющей «жёлтую» и «глянцевую» прессу, всегда был и будет; предложения такого рода отвечают реальному спросу. Однако реально существует и спрос на другую тематику, о необходимости не только удовлетворения, но и развития которого говорят в своих публикациях исследователи – библиотекари и педагоги. «В условиях жёсткой конкуренции издатели коммерческих молодёжных журналов, далёкие от воспитательно-просветительских задач, с одной стороны, охотно идут навстречу массовым вкусам и интересам потребителей, с другой стороны, сами же активно формируют далеко не лучшие из них», – отмечает В.Н. Волкова (24, с. 8). В уже упоминавшейся работе, посвящённой значимости различных СМИ, И.В. Жилавская подчёркивает, что журналисты и медиаменеджеры сосредоточились на «широко пропагандируемых четырех “с”: слухи, скандалы, секс, смерть» и недооценивают интерес молодых людей к познавательной и жизненно важной для их социализации информации. Она приводит данные, свидетельствующие о широком спектре интересов молодых людей. В этом спектре значимо присутствуют, конечно, и острые, и «желтоватые» темы, но отнюдь не только они. На первом месте – материалы на темы отдыха, досуга, развлечений (их назвали около 60%), далее следуют названные примерно каждым вторым три тематических комплекса – «спорт», «молодёжные проблемы», «криминал и катастрофы». Около 40% молодых респондентов заявили, что им в СМИ интересны материалы на тему образования и науки. Каждый третий отметил тему «мир моды, стиля, косметики» и публикации по проблемам политики. По 27% назвали тему культуры и искусства и тему «история, традиции, обычаи» (студенты называли эти темы вдвое и даже втрое чаще, чем другие группы респондентов; та же ситуация с интересом к политике). Каждый четвёртый интересуется публикациями, связанными с темой эротики, интимных отношений, примерно столько же – материалами по финансово-экономическим вопросам, по проблемам семьи, светской хроникой. Тема религии и верований интересует 12% респондентов. Среди прочих интересных для себя тем респонденты назвали современные технологии, путешествия, аномальные явления (47).

Но если в исследовании И.В. Жилавской идёт речь о том, что интересует молодёжь в СМИ в целом (в том числе и в печатных СМИ), то в уже упоминавшемся исследовании О.Ю. Фрост, организованном в библиотеках Челябинской области, получены данные о соответствующей тематике статей именно в печатных СМИ. В публикации (129, с. 61) дана подробная таблица.
 

Темы Город Село
Здоровье 28,6 36,5
Мистика, чудеса 27,0 32,2
Любовь 27,0 26,6
Полезные советы 27,0 26,6
Культура, искусство 26,6 21,9
Мода 26,0 31,8
Гороскопы 25,3 31,8
Спорт 24,0 23,6
Кино, ТВ и эстрада 23,7 22,3
Экономика 22,0 19,7
Интервью со звездами 22,0 29,2
Политика 21,9 26,6
Семья, дети 21,5 26,2
Туризм и отдых 20,2 12
Криминал 19,6 22,3
Анекдоты 19,4 21
Частный бизнес, карьера 18,8 13,7
Сканворды, тесты 17,9 13,7
Скандалы, сенсации 17,8 18,5
Светская жизнь 17,6 18
Исторические очерки 17,1 17,6
Международная жизнь 15,6 19,3
Расследования 15,1 17,2
Диеты 12,2 8,6
Строительство и ремонт 11,5 14,2
Социальная защита 10,4 17,6
Деньги 9,2 9
Эротика, секс 9,2 10,3
Огородничество, цветоводство 6,6 20,2
Письма читателей 5,3 8,6
Животноводство, пчеловодство 2,0 7,7

Видно, что диапазон интересов молодых людей достаточно широк (по 20-30% респондентов отметили самые разнообразные темы), и что различия между городской и сельской молодёжью не слишком велики.
 

Чтение электронных текстов как развивающаяся читательская практика
 

Исследований, включающих данные по этой тематике, в России сегодня довольно мало, а специально ей посвящённых – фактически нет. О развитии и распространении электронного чтения в той или иной мере можно судить, анализируя информацию о посещении электронных библиотек, о продажах электронных книг и читающих устройств. [Ситуацию с электронными книгами и читающими устройствами мониторит А.В. Пурник в своём блоге «Планета е-книг» – см: http://blog.rgub.ru/ekniga/, http://ekniga.livejournal.com/. Во многих постах, а также в ряде публикаций автор излагает своё мнение о возможностях электронной книги и о причинах, препятствующих распространению электронного чтения.] Нельзя не отметить также, что соответствующие проблемы активно обсуждаются в Сети – на форумах, в блогах, в комментариях к материалам СМИ (в электронных вариантах). Анализ всех этих материалов свидетельствует, что электронное чтение развивается достаточно быстрыми темпами. [ Достаточно подробно и чётко эта позиция обоснована, в частности, в Отраслевом докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Книжный рынок России. Состояние, тенденции и перспективы развития. 2011» (http://fapmc.ru/magnoliaPublic/rospechat/activities/reports/2011/item2.html)]

Несколько вопросов, связанных с чтением электронных текстов, я включила в анкету исследования молодых библиотечных пользователей, которое проходило в нескольких российских городах в 2011 г. (62100). По его результатам, 40% респондентов обращаются в Интернет-библиотеки. При этом учащиеся средних специальных учебных заведений и студенты пользуются сетевыми библиотеками гораздо активнее, чем школьники (45-47% против 31%); активность юношей и девушек примерно одинакова. Более 13% респондентов ответили, что у них есть ридер, а ещё 20% – что читают с мобильного телефона. Количество молодых (и не только молодых) людей, читающих в тех или иных форматах электронные тексты, безусловно увеличивается. Например, по результатам опроса студентов в Брянской, Курской и Орловской областях, прошедшего в 2007-2008 гг., электронными библиотеками пользовались лишь 13% респондентов (11).

Но предпочитаются, судя по всему, пока всё-таки печатные тексты. В частности, вопрос о соответствующих предпочтениях был дважды (с небольшими изменениями) задан на портале Library.ru. Получены следующие результаты:
 

Я больше люблю читать книги и статьи 2006 2009
На бумаге 77,1 83,3
С экрана стационарного ПК 7,8 5,1
На КПК 5,0 3,0
На экране мобильного телефона   3,0
С помощью специализированных устройств (ридеров)   0,9
Мне всё равно 5,6 1,3
Я вообще не люблю читать 4,5 2,1
Считаю, что этот вопрос поставлен неверно 4,5 2,1

За три года соотношение ответов изменилось незначительно. При этом, как ни странно, огромное преимущество тех, кто предпочитает чтение «на бумаге», в 2009 г. даже увеличилось. И это – в аудитории, активно пользующейся Интернетом.

Отмечу, что в 2007–2008 гг. примерно такие же результаты были получены Н.Е. Беляевой при опросе студентов в трёх областях Центральной России (11). А в 2010 г. те же цифры дал онлайн опрос на портале SuperJob.ru. Из респондентов моложе 25 лет 54% ответили «да» на вопрос «Читаете ли Вы цифровые книги (книги на компьютерах, КПК, других устройствах)?». Но 79% этих молодых людей сказали, что предпочитают обычные бумажные книги, а предпочтение электронным текстам отдали 13% (148). В 2011 г. исследование SuperJob.ru дало примерно такие же результаты (147).

В течение 2006-2011 гг. мы обращались к посетителям портала Library.ru и с другими вопросами по тематике «электронного чтения». Приведу некоторые результаты.

Дважды был задан вопрос о чтении одного дня.
 

Вчера я читал 2007 2010
Только книги, статьи, другие тексты «на бумаге» 19,1 12,3
Только «с экрана» 19,5 21,2
И «на бумаге», и «с экрана» 54,2 54,8
Вчера я вообще ничего не читал 7,2 7,5
Другие ответы   4,1

Видно, что число читающих только «бумажные» тексты за три года уменьшилось почти на 7%; число читающих только электронные – увеличилось, но совсем немного. Более половины респондентов обоих опросов составляют молодые люди, обращающиеся к текстам обоих «форматов»

Интересные результаты принёс заданный в 2011 г. вопрос о распределении читательского времени. Надо отметить, что молодые и старшие посетители портала ответили на него примерно одинаково. Вот как выглядят ответы молодых.
 

Из времени, которое я трачу на чтение, самую большую часть занимают  
Книги «на бумаге» 22,2
Журналы, газеты «на бумаге» 3,0
Тексты из Интернета, которые я читаю с экрана компьютера 28,7
Тексты, скачанные на ридер, мобильник 12,6
Трачу примерно одинаковое время на чтение бумажных и электронных текстов 26,4
Бывает по-разному 4,2
Я вообще очень мало читаю 1,8

Каждый четвёртый, таким образом, основное время отдаёт печатным текстам; немногим больше респондентов распределяют его поровну, а более 40% самую значительную часть читательского времени проводят у компьютерного экрана (чаще) либо глядя на экран мобильника, ридера. Но это, повторяю ещё раз, специфическая аудитория; и полученные данные не стоит торопиться распространять на молодёжь в целом.

Понятно, что прежде всего именно с помощью электронного чтения (обмена электронными текстами) происходит процесс виртуального общения, очень важный в жизни современной молодёжи. Важную роль электронные тексты могут играть также в свободном информационном чтении (новости, справочная информация). Но если говорить о чтении в традиционном смысле этого слова, о «чтении литературы», то электронные тексты занимают гораздо большее место и играют гораздо большую роль в деловом чтении молодых, чем в чтении свободном. Об этом говорят и результаты опросов посетителей портала. Например, по данным опроса 2006 г., около 50% тех, кто моложе 18 лет (в основном, школьников) и более 75% тех, кто старше (в основном, студентов), подтвердили, что чаще всего обращаются в Сеть (как читатели) за учебной или другой деловой информацией.
 

Последняя книга или другой материал, который я прочитал в Интернете – это до 18 лет 18–25 лет
Учебная, специальная, деловая 47,8 75,1
Фантастика, фэнтези 23,9 10,0
Любовная история 10,4 2,4
Что-то другое 17,9 12,4

В следующей таблице сведены результаты двух опросов 2007 г., предметом которых было чтение одного дня. В первом столбце собраны результаты первого опроса – ответы о печатных текстах, которые респонденты читали в этот день; во втором столбце – результаты второго опроса, ответы о том, что респонденты (уже другие) читали (в другой день, конечно) с экрана.
 

Вчера я читал Только на бумаге Только с экрана
Только то, что необходимо в связи с учебой, работой 21,3 23,6
Только то, что интересно мне лично 27,1 13,9
Читал и «по необходимости», и «для себя» 37,7 51,8
Вчера читал только с экрана, ничего на бумаге 10,3  
Вчера читал только на бумаге, ничего с экрана   6,7
Вчера вообще ничего не читал 3,6 3,7

Анализ таблицы свидетельствует: «бумажная» часть читательского дня почти для 60% респондентов включала обращение к учебным, деловым материалам, для 65% – к материалам, лично интересным (из них для 27% – только к таким). Чтение электронных текстов было связано с личными интересами у тех же 65% (но исключительно с ними – только у примерно 14%); а для более 85% респондентов в этот день оно означало обращение к учебным, деловым материалам. В общем, судя по данным этих двух опросов, деловое чтение переходит с «бумаги» на «экран» гораздо чаще, чем чтение свободное. Отмечу при этом, что количество респондентов, читавших в «контрольный» день только электронные тексты, оказалось несколько больше, чем количество читавших в другой «контрольный» день тексты печатные.

Примерно о том же говорят результаты двух опросов 2011 г., также сведённые в таблицу. Первый столбец отражает число ответов на вопрос о деловом, учебном чтении, второй – о чтении свободном, «для себя»
 

Когда я читаю…, то литературу, нужную для учёбы, работы, других деловых целей «для себя», «по интересу»
Обращаюсь (почти) исключительно к печатным текстам 18,2 27,9
Обращаюсь (почти) исключительно к электронным текстам (читаю в Сети, скачиваю на телефон, на специальные устройства т.п.) 10,9 4,6
Обращаюсь к электронным текстам только тогда, когда того, что хочу прочесть, нет в печатном виде 25,5 41,9
Обращаюсь к печатным текстам только тогда, когда того, что хочу прочесть, нет в электронном виде 9,1 4,7
Бывает по-разному 32,7 13,9
Другие ответы 3,6 7,0

Ясно видно, что для делового чтения электронные тексты значимее, чем для свободного. Желая почитать «для себя», только или почти только к печатным текстам обращаются около 28%, переходят на электронные лишь в случае отсутствия «бумажных» – ещё почти 42%. О предпочтении электронных текстов заявили менее 10%. Когда речь шла о деловом (фактически – об учебном) чтении, таких набралось уже 20%. Но и здесь, как оказалось, они составляют меньшинство: каждый третий респондент выбрал вариант «бывает по-разному»; каждый четвёртый обращается к электронным текстам только в случае отсутствия «бумажных».

Однако совсем другую картину даёт анализ огромной базы вопросов, с которыми молодые пользователи обращаются в Виртуальную справочную службу, работающую на портале Library.ru (97). Аудитория Справки (самого востребованного из ресурсов портала) фактически совпадает с молодой аудиторией опросов. Подавляющее большинство запросов этой аудитории обусловлено учебными (чаще всего) или другими деловыми целями. И в подавляющем большинстве случаев пользователи просят помочь найти именно электронные тексты, то есть хотят узнать, на каких ресурсах Сети содержится интересующая их информация. Правда, в последнее время увеличилось число просьб предоставить информацию также и о печатных ресурсах, однако электронные (в данном случае «интернетные») тексты востребованы в несравненно большей степени.

Интересно отметить также, что по результатам одного из недавних опросов на портале, более 27% молодых людей книгу, которую читают сейчас, скачали из Интернета (у старших респондентов таких ответов вдвое меньше).

Проблема преимуществ и недостатков «бумажных» и электронных текстов, проблема развития соответствующих типов и практик чтения активно обсуждается, в том числе и на виртуальных площадках. С такого рода беседами и дискуссиями мы столкнулись, изучая в 2009-2010 гг. молодёжное читательское общение в Интернете (60). Респонденты этого исследования – любители чтения, активные участники сетевых обсуждений книг. Для такой аудитории естественно обращение к электронным текстам. Многие предпочитают читать в электронном виде и художественную литературу (именно она в подавляющем случае является предметом читательского общения). Те молодые люди, которые уже вполне освоились с электронными текстами, уверены, что за ними – будущее. Для тех, кто имеет доступ в Интернет, электронное чтение порой оказывается при этом и более материально доступным.

Вот некоторые из высказываний (постов) таких уверенных пользователей:
 

Техника не стоит на месте. И я уверен, что лет через 50 книг как таковых вообще не останется. Так что эстетам, любящим нюхать запах типографской краски, придётся смириться.

Я уже несколько лет читаю книги в электронном варианте и особой разницы не замечаю, была бы книга хорошая. Масса преимуществ: нет пыльных стеллажей; можно выбирать из десятков тысяч наименований не выходя из дома; можно сразу же подобрать рецензии, иллюстрации, географические карты по теме.

Я никогда не думала, что эта маленькая штуковина так сильно перевернёт мои представления о чтении. Я на редкость быстро к нему привыкла, и оказалось, что читать с него книги гораздо удобнее, чем с бумаги. Он маленький, хорошо помешается в руке, перелистывать страницы можно одним пальцем, можно читать стоя в метро и держа его одной рукой. Можно читать в автобусе, и тряска совершенно не мешает. И дома я с него читаю тоже, это очень удобно. У меня большое предубеждение против того, чтобы покупать книгу, которая, возможно, мне не понравится. Книги в дом я стараюсь покупать только те, которые в доме приживутся. Не из-за нежелания тратить лишние деньги, хотя и это имеет значение, а просто вот купишь какого-нибудь «Мародёра» – и что с ним дальше делать? А с файлом таких проблем не возникает. Скачать, почитать. Понравилось – оставить; не понравилось – стереть.
 

Им резонно возражают те, кто рассматривает проблему более масштабно, не ограничиваясь пределами столиц и крупных городов, те, кто, видимо, лучше представляет себе жизнь и проблемы среднего россиянина в областях и весях.
 

Если человек может спокойно позволить купить себе КПК с выходом в Интернет (Москву не беру – там другие уровни зарплат, чем в стране России), то ясно, что человек далеко не бедствует. Однако есть люди (и их много), которым разовое приобретение хай-гаджетов просто не по карману (учащиеся, студенты, пенсионеры) и им остается только привычно-«архаичный» вариант. А ведь и там цены ой-ой-ой..

Для многих книга – роскошь, особенно в областях нашей самой читающей в мире страны. Про учебники и энциклопедии я молчу. Поэтому дешевле скачать в сети и распечатать на халявной бумаге на работе.
 

Анализ многих обсуждений показывает, что в силу привычки для многих пока ещё чтение электронной книги (особенно художественной и особенно большого объема) кажется неприемлемым. Нередко молодые читатели отдают должное эстетическим достоинствам традиционной бумажной книги. Конечно, красивые обложки и иллюстрации, хорошая бумага, красивые шрифты, качественный переплет – всё это вместе делает издание как бы уже не просто книгой, но ещё и приятной, ценной и привлекательной вещью.
 

Только бумажные. Приятно ощущение увесистого (или не очень) томика в руках, приятно держать книгу на коленях, приятен запах старых книг, букинистические магазины – рай, в электронном виде, имхо, книга мертвеет….

По-моему, форма очень важна. У меня, например, общее впечатление складывается не только из голого содержания, но и из формы – шрифта, верстки, иллюстраций, обложки, а также разных особенностей, присущих конкретному экземпляру, в том числе и запаха. Помню, лет в 17-18 перечитывала «Графа Монте-Кристо»… Книга была библиотечная, с характерным запахом старой бумаги. Закрываю глаза и возвращаюсь назад лет на 5, когда я от несчастного графа просто фанатела.

Можете называть меня старомодным, но мне приятнее держать в руках книгу, перелистывать страницы, вдыхать их запах... Несомненно, на КПК проще доставать литературу, организовать процесс чтения, но всё равно это суррогат.
 

Участники бесед на эту тему отдают себе отчёт: в разных ситуациях на передний план выступают достоинства того или другого формата текстов:
 

В материальном плане – однозначно электронные книги рулят, но с точки зрения приятности чтения – бумажные.

Читаю только бумажные, но имею солидную библиотеку электронных, чтобы цитировать или находить быстро любимые моменты.
 

В общем, повторяю, если судить по результатам большинства исследований, сегодня молодые люди предпочитают всё же традиционные «бумажные» тексты. Однако ситуация достаточно быстро меняется. Её развитие будет зависеть, очевидно, от комплекса различных факторов: это и развитие рынка электронных книг и читающих устройств, и решение ряда правовых проблем, и психологические моменты, связанные с продвижением новых читательских практик, с привыканием к ним.
 

Некоторые итоги и выводы: что отражают и чего не отражают исследования чтения молодёжи
 

1. Анализ публикаций и неопубликованных материалов, а также общение с коллегами свидетельствуют: в 2001-2011 гг. (как, впрочем, и в предыдущие периоды) в России велись многие десятки (а вполне вероятно – сотни) исследований чтения. При этом в большинстве случаев объектом подобных исследований традиционно являются дети, подростки и молодые люди. А в качестве исследовательского метода почти всегда выступает опрос, точнее – анкетирование.

2. К тематике, связанной с чтением молодёжи время от времени обращаются известные российские исследовательские центры. Соответствующие проекты инициируют некоторые региональные вузы (прежде всего вузы культуры). Увеличивается и число онлайн-опросов. Но большинство таких исследований ведётся в библиотеках самого разного статуса – от больших научных до самых маленьких сельских. То есть лишь незначительная часть информации о чтении молодёжи собирается и анализируется профессионалами (и совсем редко – социологами); основная же часть материалов в эти годы получена, осмыслена и опубликована людьми, для которых эта работа является сопутствующей, побочной, которые этому совсем или почти не учились. Профессиональные претензии к подобной информации возникают неизбежно. Но в сегодняшней ситуации именно обращение к ней позволяет увидеть широкую картину чтения молодых, рассмотреть различные аспекты и характеристики этого чтения, почувствовать «плоть» нашего предмета.

3. Объектом исследований, организуемых библиотеками, в большинстве случаев являются их пользователи. К библиотечной аудитории нередко обращаются также вузовские социологи и библиотековеды. Внебиблиотечная (в том числе, совсем или почти не читающая) молодёжная аудитория представлена в больших репрезентативных исследованиях социологических центров, в онлайн-исследованиях, в исследованиях вузов (их студенты) и порой (если библиотекари выходят с опросами в учебные заведения, в места молодёжного досуга, на улицу) – в библиотечных исследованиях. Большинство респондентов большинства исследований – это учащаяся молодёжь. Комплекс всех названных факторов даёт основание утверждать, что и общий культурный, и читательский уровень «средней» аудитории исследований несколько выше соответствующего «среднего» уровня молодых жителей России в целом.

4. В публикациях представлены различные стороны и аспекты молодёжного чтения: его мотивы, темы и жанры читаемого, виды изданий, «текущее» чтение, популярные и любимые авторы, специфика библиотечного чтения, отношение к чтению. Многие данные, полученные в разные годы в разных регионах, примерно совпадают или достаточно близки; это позволяет говорить об общих тенденциях, о значимых характеристиках, позволяет увидеть некоторую целостную картину чтения. Однако есть данные разных исследований, противоречащие друг другу; в ряде случаев результаты и их трактовки выглядят парадоксально.

5. Важным (хотя, конечно, не единственным) источником противоречий и парадоксов можно считать непроработанность понятийного аппарата и терминологии. Внимательный анализ публикаций, беседы с коллегами, дискуссии демонстрируют сложности с «наполненностью» самого понятия «чтение». С одной стороны, проявляется нечёткость, зыбкость этого понятия, с другой – отставание ряда его «составляющих» от сегодняшних реалий. Центральной «составляющей» (причём, что характерно, в сознании и исследователей, и респондентов) является, судя по всему, «свободное чтение художественной литературы». Достаточно важную роль играют «книга», «классика», «библиотека»; в последние годы у отдельных исследователей – также и «журналы». И, наоборот, на периферии оказываются такие, например, «составляющие» как «учебники», «справочники», «электронное чтение» (последнее, правда, многими молодыми респондентами уже «считается чтением»).

6. Обращение к учебной, научной, научно-популярной, справочной литературе, к периодике не является для многих респондентов «отдельным», самостоятельным занятием. Оно не просто вписано в «жизненные» сферы, оно «растворено» в них. Тем более это относится к новостной информации, получение которой для значительной части сегодняшней молодёжи неотделимо от Интернета; соответствующая читательская практика фактически является частью практики «сидения в Сети».

7. Все эти взгляды, представления и «ощущения» обеих «сторон» реализуются на всех этапах исследования: в формулировках вопросах, далее – в ответах респондентов, далее – в интерпретации этих ответов, в выводах.

8. Ещё один источник противоречий и парадоксов – отсутствие у исследователей (а шире – в профессиональном сообществе и в обществе в целом) сложившихся и соответствующих современным социокультурным реалиям представлений о том, что является «нормой чтения» сегодня, что можно в этом плане считать «нормальным», «правильным», «хорошим» для той или иной возрастной, культурной группы.

9. По результатам множества исследований, 70-80% молодых респондентов читают в связи с учебными целями; примерно каждый второй называет те или иные мотивы, связанные с познанием, самообразованием; каждый четвертый – связанные с эмоциональным и эстетическим удовольствием; 30-40% – мотивы, связанные с отдыхом, развлечением. Сравнение этих данных с данными о структуре и содержании чтения (порой это даже результаты одних и тех же исследований) указывает на некоторый парадокс. С одной стороны, значимость делового (учебного) чтения несомненна. С другой стороны, при анализе информации о содержании чтения эта значимость как бы исчезает. Деловое чтение здесь представлено фактически только программной художественной литературой – кроме тех случаев, когда сам исследователь в той или иной форме предлагает респондентам отметить их обращение к деловой литературе, к нон-фикшн. (Исключение составляют, пожалуй, лишь локальные исследования вузовских библиотекарей и преподавателей, «в фокусе» которых чаще всего – использование фондов, каталогов, библиотечных услуг, реже – собственно чтение «их» студентов). Достаточно слабо представлено в ответах на вопросы о содержании читаемого и познавательное («чтобы узнать»), и инструментальное («чтобы научиться») чтение – хотя соответствующие ответы о мотивах отмечает примерно половина респондентов.

10. Что-то «для учёбы» так или иначе читает каждый учащийся. (Поэтому и вызывают некоторые сомнения данные исследований Левада-центра о том, что лишь 12-16% молодых людей регулярно читают книги и журналы, а более 40% не читает их вовсе). Возможно, многие читают «некультурно», неумело, неохотно, но совсем не читать они не могут. Существует и «профессиональное» деловое чтение молодых работающих; здесь конечно, читают не все, а лишь те, чья работа этого действительно требует, кому чтение необходимо для профессионального роста, повышения квалификации, перемены профессии и т.п. При этом процесс делового (для большинства молодых людей – учебного) чтения при всей его специфике не воспринимается ими и фактически не является «отдельной» читательской практикой, а выступает лишь в качестве одного из аспектов соответствующей деятельности. Именно поэтому в ответах на вопросы типа «что вы читаете?», «что вы читали недавно?» информации о таком чтении фактически нет. Очевидно, оно, как и другие виды чтения, «растворённые» в соответствующих жизненных сферах, не может быть отдельным предметом исследования, а может выступить только составной частью предметов исследований, связанных с этими сферами.

11. В ответах на вопросы о содержании чтения широко представлено прежде всего то, что респонденты и считают собственно чтением, в обращении к чему молодёжь не слишком отличается от людей старших возрастов, – художественная литература популярных, массовых жанров (при этом необходимо отметить, что это далеко не всегда литература, которую принято называть массовой). Это фэнтези и фантастика; детектив, историческая беллетристика (чтение которой, возможно, связано с познавательными интересами), любовный роман, а также приключения, триллеры, юмористическая литература. В этих жанрах работает большинство «топовых» авторов (хотя не все). Перечень их имён – с небольшими вариантами – выявляется при опросах школьников и студентов, пользователей и непользователей библиотек, жителей разных регионов. Во многом он повторяет те списки, что получаются в результате опросов и анализа продаж в книжных магазинах. В продвинутых группах (например, среди участников читательских сетевых форумов) эти книги и авторы тоже популярны, просто наряду с ними активно читается и другая литература: непрограммная классика, «интеллектуальная проза», книги, получившие премии и т.д. Можно предположить также, что предпочтение фэнтези сегодня более характерно для продвинутых молодых читателей.

12. Есть определённые отличия в чтении городских и сельских жителей. Ведь в селе важным (где-то основным) источником получения и книг, и информации о них является библиотека, а у неё зачастую нет ни того ни другого. Естественно поэтому, что сельская молодёжь хуже информирована о том, «что читают», а главное – не имеет возможности получить современную, «модную» книгу. Это касается и литературы массовых жанров, а в ещё большей степени – «серьёзной» литературы и познавательной периодики.

13. Необходимо отметить, что само наличие списков популярных книг свидетельствует: респонденты знают имена авторов читаемых произведений. С одной стороны, это не удивительно, поскольку авторы известные, модные и раскрученные. С другой стороны, это показывает, что молодые люди обладают определённым уровнем читательской культуры. Что, впрочем, тоже понятно, поскольку чаще всего в качестве респондентов выступают посетители библиотек, учащаяся молодёжь – те, кого можно отнести к читательской группе «несколько выше среднего» (они априори отличаются от той молодёжи, которая ориентируется лишь на тему, серию и т.п.). Характерно при этом, что чаще всего речь идёт об авторах фэнтези, фантастики, детективов, реже – об авторах исторических романов и почти никогда – об авторах и даже названиях любовных романов (жанр популярен, а конкретно книги фактически не упоминаются).

14. Исследования выявляют и другую (кроме произведений популярных жанров и «раскрученных» авторов) «основу» массового молодёжного чтения: это тонкие журналы, большая часть которых – так называемые глянцевые журналы. Их читают во всех читательских группах. Судя по результатам ряда исследований, журналы даже более популярны, чем книги. В некоторых публикациях можно встретить информацию о чтении журнальных статей в связи с интересами, хобби (музыка, компьютер, спорт, автомобили, общение, интимные отношения и др.) То есть речь идёт не только о развлекательном, но также о познавательном и инструментальном чтении.

15. Классическая (в основном отечественная) литература тоже достаточно значимо присутствует в массовом «текущем» чтении. Но это почти всегда авторы и произведения, входящие в учебные программы. Удивительное исключение составляет роман «Мастер и Маргарита». Хотя он тоже входит в школьную программу, но данные самых различных исследований свидетельствуют, что он присутствует в круге именно свободного чтения фактически всех групп молодёжи, находится наверху рейтингов самых популярных, лучших, любимых книг.

16. Советская и «перестроечная» литература, книги предшествующих десятилетий и вообще авторов ХХ века встречаются в анкетах молодых людей довольно редко. То есть для них в литературе как бы ничего или почти ничего не происходило и не существует «между» изучаемыми произведениями классиков и сегодняшними изданиями определённых жанров

17. Массив, представленный в ответах на вопросы о любимых и лучших книгах, как и массив «текущего» чтения, состоит, в основном, из произведений популярных жанров (с одной стороны) и классики (с другой). Классика здесь также в большинстве случаев программная, однако встречается и непрограммная, отечественная и зарубежная (в частности, особенно у подростков, – приключенческая «малая классика»). Из отечественных классиков чаще всех называют Достоевского. Появляются также произведения последних лет и десятилетий, написанные в «серьёзных» жанрах. Имена авторов, работающих во всех жанрах, – известные и модные, фактически те же, что в «текущем» чтении.

18. Активно развивающаяся в последние годы практика чтения электронных текстов (в Сети и с читающих устройств) пока мало исследована. В той или иной мере о ней можно судить, по информации о посещении электронных библиотек, о продажах электронных книг, по обсуждениям и дискуссиям в Интернете и СМИ. Судя по данным исследований РГБМ (в том числе, на портале Library.ru), ряда других штудий, большинство молодёжи предпочитает пока всё-таки печатные тексты. Хотя прежде всего именно с помощью электронного чтения (обмена электронными текстами) происходит процесс виртуального общения, очень важный в жизни современной молодёжи, хотя эти тексты играют всё более значимую роль в свободном информационном чтении (новости, справочная информация), а также в деловом (прежде всего учебном) чтении – для многих чтение электронной книги (особенно художественной и особенно большого объема) кажется неприемлемым. Однако ситуация быстро меняется; несмотря на разнообразные (в частности, правовые) препоны, практика электронного чтения распространяется, и особенно быстро среди молодёжи.

19. В целом можно сказать, что содержание и структура свободного чтения молодых в исследованиях представлена достаточно подробно, но не во всём адекватно. Если верить полученным данным, это чтение является прежде всего развлекательным. Оно может быть также эстетическим, познавательным, информационным, инструментальным, однако, судя по всему, исследования далеко не в полной степени «захватывают» информацию, демонстрирующую эти типы и эти функции чтения. С другой стороны, поскольку деловое чтение по указанным выше причинам также далеко не всегда охватывается подобными исследованиями, постольку представляемая ими картина может «перекошена» в сторону свободного чтения. Например, говоря об активности, интенсивности, культуре чтения, исследователи нередко фактически говорят лишь о соответствующих характеристиках свободного чтения «бумажной» художественной литературы (беллетристической книги).

20. Итак, исследования молодёжного чтения, ведущиеся уже в нынешнем, XXI веке, дают интересную, богатую, разнообразную, но всё же, вероятно, не совсем адекватную картину этого чтения. Важной (хотя, конечно, не единственной) причиной такой неполной адекватности является недостаточная методологическая и методическая поддержка исследователей-непрофессионалов со стороны специалистов – социологов и культурологов. Неуклонное уменьшение (исчезновение) подобной поддержки связано как с достаточно резким отрывом теории от реальной исследовательской практики, так и с продолжающимся сужением круга специалистов в предметной области (точнее, областях), так или иначе связанных с чтением.
 

Библиография

1. Акимова А. Читательская культура молодёжи: мифы и реальность (http://lib.1september.ru/2006/08/16.htm).

2. Андреева Ю.В. Подросток небольшого города о себе и о своем чтении // Современные тенденции в обслуживании читателей. Изучение читателей и чтения. Мат-лы второго Всерос. конкурса для публ. биб-к. (2002–2003 гг.) – Рос. библ. ассоциация. – 2006. – CD-ROM. – С. 70-85.

3. Аскарова В. Я. Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений: Материалы Всероссийской конференции // Чтение в библиотеках России. Исследовательские проекты библиотек по чтению. – Санкт-Петербург, 2007. – Вып. 7. – С. 90-94.

4. Аскарова В.Я. Мода в чтении: постижение смысла всестороннего исследования // Мода в книжной культуре: границы дозволенного: сб.науч. ст. – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2010. – С. 5-32. То же: www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/moda.pdf.

5. Аскарова В.Я. Надо ли создавать моду на чтение в Евразии? // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения: сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, Кафедра библ.-информ. деятельности. – 2010. – С. 23-28. То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf.

6. Аскарова В.Я. Тенденции развитий представлений о читателе в контексте современной социокультурной ситуации // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН – 2004. – С. 6-18.

7. Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Подросток и взрослые: трудный диалог по поводу книги // Библиотека. – 2007. – № 1. – С. 34-36. То же: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=285.

8. Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Читающий подросток в мире взрослых: поиски гармонии» (http://metodisty.narod.ru/vsd05.htm).

9. Аскарова В.Я., Сафонова Н.К. Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений (http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=270.

10. Безызвестных И. Современный подросток. Каков он? // Библиотека. – 2008. – № 12. – С. 36-39.

11. Беляева Н.Е. Чтение студенчества и электронные информационные технологии (по итогам исследования в Брянской, Курской и Орловской областях) // Образование и общество. – 2009. – № 3. – С.89–93; То же: http://vmo.rgub.ru/researh/articles/belyaeva.php.

12. Березин И. Интернет книгам не помеха (http://www.marketologi.ru/lib/berezin/internet_vs_books.html)

13. Берёзкина Е.И. Востребованность электронных и печатных источников информации в учебном процессе: мнение студентов // Социолог и психолог в библиотеке. Вып V. – / МАДБ, ЦБС «Киевская». – М., 2003. – С. 35-45.

14. Борунова Н.А. Сегодня книга – завтра судьба // Исследовательская деятельность государственных и муниципальных библиотек Кемеровской области. – Кемерово. – 2009. – С. 76-79; То же: http://www.kemrsl.ru/documents/Issledovatelskaya_deyatelnost_gosudarstvennyih_i_munitsipalnyih_bibliotek_Kemerovskoy_oblasti.pdf.

15. Борусяк Л.Ф. Чтение как ценность в среде молодых российских интеллектуалов // Вестник обществ. мнения. – 2010. – № 3. – С.53-65.

16. Буничева Л.Ф. Молодёжь голосует за романтику 60-х // Библиотечное дело. – 2006. – № 6. – С. 26-28; То же (частично): http://www.nounb.sci-nnov.ru/library/rus/centre/archiv.html.

17. Бутакова Е.С. Что интересует студентов // Библиотека. – 2005. – № 4. – С.32-34.

18. Ваганова М.Ю. Осознаваемые и неосознаваемые трудности чтения литературы отраслевой тематики (на примере старшеклассников) // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения: сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, Кафедра библ.-информ. деятельности. – 2010. – С. 49-53; То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf

19. Ваганова М.Ю. Трудности чтения литературы отраслевой тематики: преодоление в условиях библиотечно-педагогического воздействия (на примере старшеклассников): Автореф. дис.... канд. пед. Наук. – Челябинск: Челяб. Гос. акад. Культуры и искусств. – 2011. – 25 с. (http://chgaki.ru/spaw2/uploads/files/Vaganova_23%20Dek.doc).

20. Васильева Е. Н. Из опыта работы библиотек города Карачева // Чтение и время: материалы научно-практической конференции: 15-16 ноября 2005 г. – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева.: – 2006. – С.62-65; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4.

21. Веденяпина М.А., Стельмах В Д. Чтение подростка и современный мир (по материалам Всероссийского социологического исследования) // Школьная библиотека. – 2007. – № 9-10. – С. 81-91; То же: http://lib.1september.ru/articlef.php?ID=200702303

22. Вечканова Е.В. Основные тенденции чтения специальной литературы студентами гуманитарных специальностей // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения : сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.). – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, Кафедра библ.-информ. деятельности. – 2010. – С. 57-60; То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf

23. Вешнякова О.В.. Молодые в Интернете // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып VII. – М.: Рос. гос. б-ка для молодёжи. – 2010. – С. 64–71; То же: http://www.library.ru/1/sociolog/docs/socio_vii.pdf.

24. Волкова В.И. Периодические издания в массовом чтении жителей сибирских городов начала XXI в. // Информационная политика и культурное развитие регионов: печать, книга, электронные СМИ Сибири и Дальнего Востока в постсоветский период (90-е г. ХХ – начало ХХ в.). – Новосибирск, 2008. – С. 3-15.

25. Волкова В.Н. Читающие школьники – будущее России? Взгляд из Сибири // Библиотека и чтение в структуре современного образования. Мат-лы межрегион. науч. конф. / РАО; Науч. центр исслед. книжной культуры РАН; НПБ им. Ушинского – М., 2009. – С.36-39.

26. Волкова В.Н. Чтение в российской провинции (по материалам современных сибирских исследований) // Чтение в библиотеках России. Вып. 7. Исследовательские проекты библиотек по чтению / Рос. нац. б-ка. – Спб, 2007. – С. 50–66. (http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/lr_7.pdf).

27. Волкова В.Н. Чтение вдали от столиц: попытки осмысления. (Новосибирский исследовательский проект) // Всероссийская конференция «Чтение: исследовательские проекты библиотек России. Программа. – СПб.: Рос. нац. б-ка. – 2006. – С.12-15.

28. Вороничева О.В. «А каждый читатель, как тайна…» (ассоциативное поле слова «чтение») // Библиотековедение. – 2010. – № 4. – С. 56-60. (http://rsl.ru/datadocs/bibliotekovedenie_04_2010.pdf#page=57).

29. Выпряжкина Е.П. Чтение нового поколения (Златоуст, 2010) (http://www.lib21.h1.ru/2-sociology.htm).

30. Галактионова Т.Г. «Успешное чтение»: педагогические аспекты проблемы // Чтение как система трансляции духовного и культурного опыта: Мат-лы Всерос. конф. (СПб, 11-12 ноября 2008). / РНБ. – СПб, 2009. – С. 51-61.

31. Галактионова Т.Г., Гринёва М.И., Казакова Е.И. Молодёжь и чтение в контексте образования // Информационный бюллетень РБА № 57. II Всероссийский форум публичных библиотек Общедоступные библиотеки: вызовы времени. Санкт-Петербург, 8–10 декабря 2009 года. – СПб, 2010. – С. 69-74. (http://www.rba.ru/publ/ib57/rba57.pdf).

32. Глухова Л.В. Читательские интересы молодёжи России в фокусе проблем экстремизма // Козлов А.А. Терроризм в молодёжном сознании: угроза и вопросы безопасности. (Учеб. пособие) – СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т; Акад. гуманит. наук. – 2007. – С. 244-249.

33. Глухова Л.В., Либова О.С. Традиции семейного чтения // Homo legens–3 – Человек читающий. – М.: Школьная библиотека. – 2006. – С. 135-146; То же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-10.htm.

34. Голубева Е.И. Ресурсы, мотивы и стимулы детского и подросткового чтения. На материале исследований начала ХХI века // Homo legens–3 – Человек читающий. – М.: Школьная библиотека. – 2006. – С.208-218; То же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-16.htm

35. Губина Л. А. Исследования в библиотеке «Читающая молодёжь Локтя» // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (15-16 ноября 2005). – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева. – 2006. – С. 30-33; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4

36. Гудков Л.Д., Дубин Б.В. Массовое чтение и общедоступная библиотека: перемены девяностых годов Фрагменты отчета об исследовании. (http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=121).

37. Дадали Н.В. Чтение подростков Санкт-Петербурга (по материалам исследования) // «Телескоп»: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев – № 2. – 2003. (http://www.teleskop-journal.spb.ru/files/dir_1/article_content1194854402451778file.pdf)

38. Дайнеко Г.Ф. Волшебный ключ. Художественная литература в чтении юношества // Библиотечное дело. – 2010. – № 20. – С. 30–34; То же: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=327.

39. Дегтярева Н.А. Что и как читает молодёжь. Проблемы чтения по результатам исследований // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (15-16 ноября 2005). – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И.Тютчева. – 2006. – С. 34-43; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4

40. Дети и библиотеки в меняющейся медиасреде. – М.: Школьная библиотека, 2004. – 336 с.

41. Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Книги в сегодняшней России: выпуск, распространение, чтение // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. – 2005. – № 5 (79). – С. 39-57. (http://www.levada.ru/books/vestnik-obshchestvennogo-mneniya-579-za-2005-god); То же: (http://ecsocman.hse.ru/text/18936773/).

42. Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Чтение и общество в России 2000-х годов // Вестник общественного мнения. – 2008. – № 6(80). – С. 30-52. (http://www.levada.ru/books/vestnik-obshchestvennogo-mneniya-698-za-2008-god). То же: http://www.polit.ru/research/2009/03/18/reading.html.

43. Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Чтение в России-2008. Тенденции и проблемы / Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Аналитический центр Юрия Левады. – М.: Межрегион. центр. библ. сотрудничества. – 2008. – 80 с.; (http://www.mcbs.ru/publication_32.htm).

44. Есина Т.А. Социальный портрет молодого читателя областной универсальной научной библиотеки // Библиотеки – молодёжи: Инф.-аналитич. вестник. – М.: Рос. гос. юнош. б-ка. – 2009. – № 1(3). – С. 89-97. (http://vmo.rgub.ru/researh/articles/esina.php).

45. Жилавская И.В. Аналитический отчет по результатам социологического исследования «Молодёжь Северска и информационная среда». – Северск, 2008. (http://www.zhilavskaya.ru/mediateka/Zhilavsk_mol_sev.doc)

46. Жилавская И.В. Отчет по социологическому исследованию «Влияние СМИ на молодёжь». – Томск, 2006. (http://www.zhilavskaya.ru/mediateka/Zhilavsk_vl_smi.doc).

47. Жилавская И.В. Трансформация отношений молодёжной аудитории и СМИ // Жилавская И.В. Медиаобразование молодёжной аудитории – Томск: ТИИТ, 2009. – С. 51-72. То же: http://www.evartist.narod.ru/text23/0005.htm#з_04.

48. Захарова Р.В. О чтении рабочей молодёжи Кольского района Мурманской области. (http://www.b-port.com/smi/11/3308/62389.html).

49. Зоркая Н.А. Чтение молодёжи // Остановиться, оглянуться: Сб. информ.-аналитич. мат-лов по проблемам чтения. – М., Межрегион. центр. библ. сотрудничества. 2009. – С 53-58. (http://www.mcbs.ru/data/publications/documents/ost_ogl.pdf).

50. Зоркая Н.А.. Чтение школьников и культурные ресурсы семьи // http://www.levada.ru/press/2007031401.html

51. Зоркая, Н. А. Чтение молодёжи: мнение социолога // Университетская книга. – 2009. – № 12. – С. 41-43. (http://www.ubook.ru/magazine-number-12-year-2009.html).

52. Зуева О.С. Что интересует молодых?.. Или размышления о юном читателе // Чтение в библиотеках России. Вып. 7. Исследовательские проекты библиотек по чтению. – Спб.: Рос. нац. б-ка. – 2007. – С.28-135. (http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/lr_7.pdf).

53. Зырянова И.К. Интересы и потребности читателей ЦБС им. М.Е. Салтыкова-Щедрина Заельцовского района г. Новосибирска // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН. – 2004. – С. 105-115.

54. Исследования РГДБ (http://www.rgdb.ru/about/investigations).

55. Казарина С.В. Социальный портрет пользователя детской библиотеки г. Новосибирска // Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской области. – Новосибирск, Изд-во НГОНБ. – 2006. – С. 6-35.

56. Каплин Р. Что и как читает молодежь // Университетская книга. – 2009. – № 12. – С. 44-45.

57. Книга и чтение в жизни молодёжи России // Актуальные проблемы исследования социального здоровья молодежи: инф.-аналит. материалы. Ч.2. – СПб.: Химиздат, 2005. – С.80-85.

58. Кожемяко Е.В. Книга и молодёжь в контексте использования новых информационных технологий // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (15-16 ноября 2005). – Брянск, Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева. – 2006. – С. 44-49; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4.

59. Кондратьева О.Н. Какую книгу ищет в Интернете молодой пользователь? Как узнать об этом сотруднику библиотеки? // Библиотеки – молодёжи: Информ.–аналит. вестник.– М.: Рос. гос. юнош. б-ка. – 2009. – Вып.3. – С. 96–113. (http://vmo.rgub.ru/researh/articles/internet.php).

60. Кондратьева О.Н., Самохина М.М. Молодые читатели в Интернете. – М. : Рос. гос. б-ка для молодёжи, 2011. – 156 с. + цв. вкл.

61. Конохова Н.Н. Практический опыт работы школьных библиотек в области продвижения книги и чтения // Библиотека. Книга. Чтение: новые подходы и технологии: Сборник материалов «круглого стола» по проблемам чтения. – Смоленск, СОУБ им. А.Т. Твардовского. – С. 30-34. (http://www.smolensklib.ru/infor_otd/gcch/izdania/bibl_2009.doc).

62. Круг чтения и читательские запросы россиян. (http://bd.fom.ru/report/whatsnew/d072124).

63. Крупницкий Д.В. Читательские интересы учеников старших классов // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН. – 2004. – С. 181-189.

64. Крупницкий Д.В. Чтение старшеклассников и роль школьной библиотеки в его организации в современных условиях. Автореф. на соиск уч. степ. канд. пед. наук. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН 2008. (http://www.spsl.nsc.ru/win/frnew/dis/krupnisk.htm)

65. Кукатова Г.И. Чтение молодёжи: результаты исследований // Мир библиографии. – 2005. – №1. – С. 26-28; То же: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=159

66. Курс И.Н., Рябов М.А., Шантурова Г.Ю. Изучение чтения молодёжи в Удмуртии. (http://unatlib.org.ru/download/center_5/study_reading/doc"2.doc").

67. Леонтьева С. Почему в школе надо читать Франкенштейна? // Литература. – 2008. – № 23 (662). (http://lit.1september.ru/view_article.php?ID=200802311).

68. Либова О. С. Чтение молодёжи: возможность диалога с другими поколениями // Молодёжь и социальное здоровье. – СПб.: Химиздат. – 2006. – С. 224-237.

69. Литовская М.А. Массовая литература как учебник жизни: «жанр книги для подростков» // КУЛЬТТовары: Феномен массовой литературы в современной России: сб. науч. тр. – СПб.: Петерб. ин-т печати, 2009. – С. 95-100.

70. Ловкова Т.Б. Досуговое чтение молодёжи в ста зеркалах // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. Статей и материалов. Вып VII. – М.: Рос. гос. б-ка для молодёжи. –2010. – С. 125-134. То же: http://www.library.ru/1/sociolog/docs/socio_vii.pdf

71. Лопатина В.А. Художественная литература в техническом вузе // Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской. – Новосибирск: Издательство НГОНБ. – 2006. – С. 64-69.

72. Любовь, Чебурашка и Дональд Трамп. (http://bd.fom.ru/report/cat/socium/soc_gr/molodezh/press110408_3).

73. Малахова Н.Г. «Я читаю потому, что мне немного нравится читать». О мотивах чтения подростков // Homo legens–3. – Человек читающий. – М., Школьная библиотека. – 2006. – С. 241-251; То же: http://www.rusreadorg.ru/issues/hl/hl3-19.htm.

74. Маликова Н.И. Новоалтайск читает // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения: сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.). – Челябинск: Челяб. Гос. акад. Культуры и искусств. – 2010. – С. 156-159; То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf.

75. Маркова А. Пока идет подсчёт. Социологическое исследование: местные наблюдения и некоторые выводы // Библиотека в школе. – 2007. – № 6. – С. 15-17. (http://lib.1september.ru/article.php?ID=200700307).

76. Мелентьева Ю.П. Культура чтения как фундамент информационной культуры личности. По материалам исследования // Чтение в библиотеках России. Вып. 7. Исследовательские проекты библиотек по чтению. – Спб.: Рос. нац. б-ка. – 2007. – С. 45-49. (http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/lr_7.pdf).

77. Мелентьева Ю.П. Некоторые современные тенденции в чтении молодых россиян: по материалам нового исследования // Чтение с листа, с экрана и «на слух»: опыт России и других стран: сборник материалов для руководителей программ по продвижению чтения. – М.: Рос. школьн. библ. ассоц. – 2009. – С. 218-238.

78. Мониторинг «Чтение рабочей молодежи в библиотеках Мурманской области». (http://www.mgounb.ru/?folder=5&menu=31&content=746).

79. Муравьёва Е.Г. «Чтение в библиотеках России»: исследовательское поле // Чтение как система трансляции духовного и культурного опыта: Мат-лы Всерос. конф. (СПб, 11-12 ноября 2008).– СПб.: Рос. нац. б-ка. – 2009. – С. 73-80.

80. Национальная библиотека им. С.Г. Чавайна. Республика Марий Эл. Исследования: Читатели НБ; Библиотекари как особая читательская группа. 2004. (http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/part/search.php?id=1162&r=2)

81. Некрасова М. Что выбирает подросток? // Библиотека. – 2008. – № 1. – С. 61-63.

82. Овчинникова Е.А. Что читает молодёжь? Исследование чтения в центральной городской библиотеке // Исследовательская деятельность государственных и муниципальных библиотек Кемеровской области. – Кемерово: Кемеровская обл. науч. б-ка им. В.Д. Федорова – 2009. – С. 73-76. (http://www.kemrsl.ru/documents/Issledovatelskaya_deyatelnost_gosudarstvennyih_i_munitsipalnyih_bibliotek_Kemerovskoy_oblasti.pdf).

83. Орлова Р.А. Отношение россиян к книге, чтению, библиотекам по данным социологических исследований // Всероссийская конференция «Чтение: исследовательские проекты библиотек России. Программа. – СПб.: Рос. нац. б-ка. – 2006. – С.34-37.

84. Пальгуева Г.М. Читательский портрет семьи в зеркале библиотечных исследований // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. VI. Ч.1. – М.: Рос. гос. юнош. б ка. – 2008. – С. 34-41.

85. Пальгуева Г. М. Читательский портрет семьи в зеркале социологии. // Библиотека. – 2008. – № 4. – С. 27-34.

86. Паутова. Л.А. Поколение Y: цели, мечты, практика. (http://bd.fom.ru/report/cat/prezzp2306).

87. Петрова Т.А. Изучение читательских интересов студентов сквозь призму гендерного подхода // Чтение в современном мире и библиотеки. Материалы Межрегиональной научно-практической конференции (23 марта 2007 года). – Казань: Милли китап, 2007. – С. 146-151.

88. Петрова Т.А., Иванова Т.И. Изучение читательских интересов студентов через призму гендерного подхода // Мир чтения и читающая Марий Эл : XI Орловские чтения: 28 марта 2006 г. – Йошкар-Ола, 2006. – С. 47-56.

89. Просветительская роль культуры: ориентация на молодёжную аудиторию: Сборник материалов /. – М.: Совет при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству. – 2007. – С. 123-126.; То же: http://www.ifap.ru/library/book177.pdf, http://window.edu.ru/window_catalog/files/r54305/book177.pdf

90. Рац М.В., Грязнова Ю.Б. Практика свободных граждан // Независимая газета. Наука. – 2008. – 12 ноября. (http://www.ng.ru/science/2008-11-12/14_citizens.html).

91. Российские читатели предпочитают фантастику и детективы. (http://www.romir.ru/news/res_results/539.html).

92. Руссак З.В. Особенности юношеского чтения в век новых электронных технологий // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН. – 2004. – С. 158-161.

93. Руссак З.В. Чтение журнальной периодики как условие формирования информационной грамотности молодёжи // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. VI. Ч.1. /. – М. :Рос. гос. юнош. б-ка. – 2008. – С. 47-53.

94. Рыхторова Н.Ю. Чтение в жизни малого города (на примере г. Бердска Новосибирской области // Книга. Общество. Читатель: Современные аспекты. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН. – 2004. – С. 116-126.

95. Рябушева Е.Ю. Центру по вопросам семьи и брака для молодёжи — быть! // Юнош. б-ки России: Информ. вестн. Вып. 2(21). — М.: Рос. гос. юнош. б-ка. – 2002. – С.25-36.

96. Сазонова Е. Информационные потребности пользователей – каковы они? // Библиотека. – 2008. – № 3. – С. 15-17.

97. Самохина М.М. Аудитория «Виртуальной справки» и её информационные потребности: взгляд социолога // Михнова И.Б., Пурник А.А., Пурник А.В., Самохина М.М. Поручи поиск человеку: виртуальные справочные службы в современных библиотеках. – М.: ФАИР-Пресс, 2005. – С. 145-198.

98. Самохина М.М. Гоголь и современный молодой читатель // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. VII. – М., Рос. гос. б-ка для молодёжи. – 2010. – С. 78-123.

99. Самохина М.М. Молодёжь и классика: Отчет об исследовании // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. ст. и материалов. Вып. IV. – М.: Рос. гос. юнош. б-ка. – 2002. – С.6-52. (http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=68).

100. Самохина М.М. Молодой пользователь в библиотеке. (По результатам межрегионального социологического исследования). (http://kot-semen.livejournal.com/tag/%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F#post-kot_semen-38807).

101. Самохина М.М. Молодые читатели в Интернете // Новое литературное обозрение. – 2010. – № 102. – С. 300–307. (www.nlobooks.ru/rus/magazines/nlo/196/1791/1812/).

102. Селивёрстова Н.А. Социальные практики чтения контента Интернета в студенческой среде // Знание. Понимание. Умение. – 2011. – № 1. – С. 213-217. (http://www.zpu-journal.ru/zpu/contents/2011/1/Seliverstova_%20Social_Practices/).

103. Селивёрстова Н.А. Практики чтения студентов как фактор сохранения традиций читательской культуры в России // Материалы III Всероссийского социологического конгресса.. – М.: Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008. (http://www.isras.ru/abstract_bank/1208353336.pdf).

104. Скурихина Я.Е. Молодые берут книгу только по делу. Какому? // Библиотека. – 2007. – № 7. – С. 8-9.

105. Скурихина Я.Е. Чтение юного ижевчанина: по результатам социологического исследования // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. VI. Ч.1. – М. Рос. гос. юнош. б-ка. – 2008. – С. 42-46.

106. Собкин В.С. Динамика изменения чтения в подростковой субкультуре // Школьная библиотека. – 2007. – № 9-10. – С. 68-80; То же: http://web.ruscenter.ru/conf/sobkin.doc

107. Сокольская Л.В. Чтение как фактор гендерной социализации: негативные проявления в женской читательской аудитории // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения : сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) – Челябинск: Челяб. Гос. акад. Культуры и искусств. – 2010. – С. 211-215. То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf.

108. Стельмах В.Д. Кому нужны библиотеки в современной России? // Вестник общественного мнения. – 2005. – № 5(79) – С. 30-38. (http://www.levada.ru/books/vestnik-obshchestvennogo-mneniya-579-za-2005-god); То же: http://ecsocman.hse.ru/text/18936781/.

109. Степанова А.С. Мотивы чтения посетителей библиотек России: по данным исследования «Чтение в библиотеках России». // Культ-товары: Феномен массовой литературы в современной России : сб. науч. тр. – СПб.: Петерб. ин-т печати. – 2009. – С. 119-122.

110. Степанова А.С. Чтение в больших и малых городах: сходства и различия // Молодежь и социальное здоровье. СПб., Химиздат, 2006. – С. 210-223.

111. Степанова А.С., Глухова Л.В, Либова О.С. Культурные ценности глазами молодежи // Информационный бюллетень РБА. – 2010. – № 57. II Всероссийский форум публичных библиотек «Общедоступные библиотеки: вызовы времени» (Санкт-Петербург, 8–10 декабря 2009 года). – С. 74-78. (http://www.rba.ru/publ/ib57/rba57.pdf).

112. Степанова А.С., Ялышева В.В. Региональные центры книги и чтения в России. – М.: Межрегион. центр библ. сотрудничества. – 2010. – 176 с.

113. Степанова А.С., Ялышева В.В. Чтение: исследовательская деятельность российских библиотек // Чтение в библиотеках России. Вып. 7. Исследовательские проекты библиотек по чтению.– Спб.: Рос. нац. б-ка. – 2007. – С.8-27. (http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/lr_7.pdf).

114. Стефановская Н. А. Имидж читающего человека в современном обществе // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения : сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.) – Челябинск: Челяб. Гос. акад. Культуры и искусств. – 2010. – С.215-219. То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf.

115. Стефановская Н.А. Портрет современного читателя: Чтение как духовная ценность // Библиотечное дело. – 2004. – № 11(23). – С. 5-8.

116. Стефановская Н.А. Ценность чтения для современного человека: по материалам социологического исследования в Липецкой области. // Чтение: проблемы поддержки и развития: сб.ст. – М.: Некоммерч. фонд «Пушкинская б-ка», 2004. – С.77-82. (CD ROM).

117. Стефановская Н.А. Читатели о чтении – мир субъективных представлений // Социологические исследования. – 2009. – № 1. – С.110-118.

118. Стефановская Н.А. Чтение в пространстве молодёжной субкультуры // Вестник Моск. гос. ун-та культуры и искусств. – 2008. – № 5. – С. 218-221.

119. Стефановская Н.А. Чтение в современном обществе: проблемы и тенденции. – Тамбов: Изд-во Першина Р.В., 2007. – 144 с.

120. Стефановская Н.А. Чтение как духовная ценность (по итогам исследования в Липецкой и Тамбовской областях) // http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=248

121. Стефановская Н.А. Экзистенциально-коммуникативные основы чтения: Теория, методология и методика социологического исследования: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. д-ра социологич. наук. – Тамбов, 2009. – 41 с. // http://vak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/vak/announcements/sociol/2009/09-02/StefanovskayaNA.doc

122. Столбунцова Г. С. Детская литература и ребёнок в современной детской библиотеке // Чтение и время: материалы научно-практической конференции (Брянск, 15-16 ноября 2005). – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева. – 2006. – С. 38-41; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4

123. Тактайкина Т.И. Сельская библиотека и её читатель // Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской области.

124. Тактайкина Т.И. Читатели областной научной библиотеки о круге своего чтения и о своей библиотеке // Читали, читаем и будем читать! Исследования и анализ отношения к книге и чтению пользователей библиотек Новосибирской области. Новосибирск: Издательство НГОНБ. – 2006. – С. 74-89.

125. Татарова С.П. «Читающая Бурятия». Опыт исследования читательских интересов // Библиотековедение. – 2006. – № 1. – С. 71-78.

126. Тереничева Т. В. Чтение молодежи провинции в эпоху электронных коммуникаций // Чтение и время: материалы научно-практической конференции. (Брянск, 15-16 ноября 2005 г.) – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева. – 2006. – С. 27-30; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4.

127. Терентьева Н.П., Баталова Е.В. Внеклассное чтение в школьном блоге // Мода в книжной культуре: границы дозволенного: сб.науч. ст. – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2010. – С. 64-80. То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/moda.pdf.

128. Фрост О.Ю. Некоторые методологические проблемы изучения чтения в условиях культурных трансформаций // Чтение на евразийском перекрестке. Интеллектуальный форум чтения: сб. материалов форума (27–28 мая 2010 г.). – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2010. – С. 253-258; То же: http://www.nlr.ru/prof/reader/prozam/izd/read.pdf.

129. Фрост О.Ю. Молодые читатели библиотек Челябинской области: информационные потребности и чтение // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып VII. – М. Рос. гос. б-ка для молодёжи. – 2010. – С. 52-63. То же: http://www.library.ru/1/sociolog/docs/socio_vii.pdf

130. Фрост О.Ю. Молодые читатели библиотек Челябинской области: штрихи к портрету // Региональные проблемы истории книжного дела: материалы Всерос. науч. конф. (Челябинск, 23-24 нояб. 2009г.). – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2009. – С. 224 -226

131. Фрост О.Ю. Отраслевой состав фондов муниципальных библиотек Челябинской области в зеркале читательских предпочтений (материалы социологического исследования). – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – 2010. – 127 с.

132. Чернявская Н.Л. Формирование нового пространства чтения в мегаполисе // История и культура городов России: от традиции к модернизации. – Омск. – 2006. – С. 190-192. То же: http://kulgor.narod.ru/kongress/chernjavskaja.html

133. Читали? Читают. Будут читать? Сборник статей о детском чтении. По материалам исследований детских библиотек России. – М.: РГДБ. – 2003. – 68 с.

134. Чтение и время: материалы научно-практической конференции. (Брянск, 15-16 ноября 2005 г. – Брянск: Брянская обл. науч. универ. б-ка им. Ф.И. Тютчева. – 2006. – 72 с.; То же: http://www.nlr.ru/nlr/div/nmo/zb/lib/search.php?id=1238&r=4

135. Чтение как элемент образа жизни: материалы социологического исследования. Ч.1. Чтение в жизни населения Санкт-Петербурга / ЦГПБ им. В.В. Маяковского. – СПб, 2008. – 59 с. (CD ROM)/

136. Чтение школьников и культурные ресурсы семьи/ (http://www.levada.ru/press/2007031401.html)

137. Что и как читают современные подростки в малых городах Воронежской области. Социологическое исследование. Итоги. – Воронеж: Воронежская обл. дет. биб-ка. – 2010. – 20 с.

138. Чудинова В.П. Детское чтение в переходный период: социодинамика процессов трансформации // Homo legens–3. – М.: Школьная библиотека. – 2006. – с.186-207.

139. Чудинова В.П. Детское чтение и библиотеки в меняющейся медиасреде // Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. VI. Ч.1. – М.: Рос. гос. юнош. б-ка. – 2008. – С. 7-33.

140. Чудинова В.П. Детское чтение. Негативные последствия развития медиасреды // Дети и культура. – М.: КомКнига, 2007. С. 131-164; То же : http://www.ifap.ru/library/book406.pdf.

141. Чудинова В.П. Информационный потенциал личности: чем он обусловлен // Библиотека. – 2007. – № 1. – С. 36-41; То же: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=284.

142. Чудинова В.П. Состояние и роль чтения в современном обществе // Библиотечное дело – XXI век: Науч.-практич. сб. – М.: Рос. гос. б-ка. – 2008. – С.61-86.

143. Чудинова В.П. Социодинамика и «кризис» детского чтения. (http://www.rusreadorg.ru/issues/c2006/00_chudinova.htm).

144. Чудинова В.П. Чтение детей и подростков в России: смена модели чтения // Дети и библиотеки в меняющейся медиасреде. – М.: Школьная библиотека, 2004. – С. 9-26.

145. Чудинова В.П., Бродский М.А., Михайлова А.И. «Сетевая» и «книжная» культуры в развитии подростка как читателя: союзники или «конкуренты»? // Библиотековедение. – 2008.– № 6. – С.46-52.

146. Чудинова В.П.Чтение московских подростков в меняющейся медиасреде: результаты локального исследования // Дети и библиотеки в меняющейся медиасреде. – М.: Школьная библиотека, 2004. – С. 70–82.

147. Электронная книга уже не роскошь. (http://www.superjob.ru/community/literary/57364/)

148. Электронные книги становятся всё популярнее (http://www.superjob.ru/community/literary/37885/)

149. Юмашева Н.Д. Чтение как практики культурного воспроизводства в студенческой среде: Автореф дис. на соиск. уч. степ. канд. социологич. наук. – М.: Мос. гум. ун-т. – 2008. – 22 с. (http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/2008/abstract/Yumasheva_ND.pdf).

150. Юный читатель и книжная культура России: материалы исследования: Сб. статей; Сост. Е.И. Голубева, В.П.Чудинова / РГДБ. – М., 2003. – 112 с.

151. Ялышева В. Читать или не читать? // Библиотечное дело. – 2009. – № 11. – С. 17-19.

152. Ялышева В.В., Степанова А.С. Чтение и библиотечное обслуживание: исследовательская деятельность российских библиотек // Библиосфера. – 2007. – № 3. – С. 3-11.

 Вверх



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Реферат: Социологическое исследование Отношение молодежи к чтению Почему возникают отношения

Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг Отношение молодежи к чтению книг