Отношения к конфликту в индии

Китайско-индийский пограничный конфликт

По материалам книги «Границы Китая: история формирования» под редакцией В.С.Мясникова и Е.Д.Степанова (М:Памятники исторической мысли, 2001) составлено Д.В.Ершовым

Место постоянного размещения материала - http://www.damanski-zhenbao.ru/files/india-04-rus.doc

 

Полувековая история развития отношений Китайской Народной Республики с Индией во многом напоминает историю советско-китайских отношений в последние 40 лет.  Их главная общая особенность – наличие резких переходов от дружбы к холодному отчуждению и прямым военным столкновениям. Несмотря на серьезные позитивные сдвиги последних десятилетий, значительное влияние на развитие индийско-китайских отношений до сих пор оказывает память о вооруженном пограничном конфликте 1959-1962 гг. Достаточно сказать, что решение о возобновлении национальной программы создания  ядерного оружия было принято Индией в связи  «с необходимостью особых оборонительных приготовлений в связи с наличием «угрозы номер один» для Индии именно со стороны Китая, а также китайско-пакистанскими связями в военной области»(1,с.289).

 

Предпосылки конфликта

 Основная проблема территориального разграничения между двумя странами связана с тем, что линия индийско-китайской границы проходит по линии высочайших горных хребтов Земли – Гималаев и Каракорума. Демаркация границы в этом сильно пересеченном высокогорном регионе – дело технически крайне сложное. Кроме того, нерешенности пограничного вопроса в отношениях Китая и Индии способствовал ряд причин политического характера, главными из которых являются следующие:

Длительная пассивность в данной сфере британских колониальных властей Индии и руководства Китая (сначала имперского, затем – гоминьдановского),

Наличие в гималайском регионе ряда формально независимых государств (королевства Непал и Бутан, княжество Сикким, до 1950 г. – Тибет), длительное время составлявших своеобразный буфер, разделяющий территории Китая и Индии.  

«В ходе многолетней полемики между Индией и Китаем по пограничной проблеме каждая из сторон использует свою систему аргументации и интерпретирует одни и те же исторические факты и документы в приемлемой для себя форме, в результате чего их трактовка подчас носит диаметрально противоположный характер»(1,с.293). Если китайская сторона в свое время утверждала, что «исторически законного определения пограничной линии никогда не производилось»(1,с.292), то индийская, в свою очередь, указывала, что «вся линия границы определена либо договорами и соглашениями, либо традицией, хотя на местности не всегда демаркирована»(1,с.293).

Границу между Индией и Китаем, имеющую протяженность около 3,5 тыс.км, можно условно разделить на три участка.

«Западный участок [ здесь и далее выделено мной – прим.составителя] - протяженностью ок.1600 км. – граница индийского штата Джамму и Кашмир с Синьцзяном и Тибетом, которая начинается от перевала Каракорум на самом севере Кашмира и проходит до границы с Тибетом в районе Спити. Ситуация на этом участке границы осложняется тем, то приблизительно одна пятая ее часть – это граница Китая с частью территории Кашмира, находящейся под военным контролем Пакистана…Поэтому процесс пограничного урегулирования на этом участке затрагивает пакистано-китайские отношения, что может лишь осложнить путь к достижению договоренностей…Ввиду малонаселенности и труднодоступности с индийской стороны этот район для Индии хозяйственной ценности не имеет, вопрос же его принадлежности – дело ее престижа, национального суверенитета, восстановления «чести нации». Для Китая реальная ценность этой территории состоит в том, что по ней проходит участок (ок.100 км) построенной в середине пятидесятых годов стратегической Синьцзян-Тибетской дороги…»(1,с.293). В целом на данном участке Китаем оспаривается принадлежность территории площадью ок.33 тыс кв.км.

По мнению индийской стороны, линия индо-китайской границы на западном участке определена тибето-ладакхским договором 1684 г., договором между правителем Джамму Гулаб Сингхом и представителями цинского Китая от сентября 1842 г., договором между Гулаб Сингхом и британскими колониальными властями Индии от 16 марта 1846 г. и тибето-ладакхским договором 1852 г.(1,с.293). В 1890х гг. правительство цинского Китая оспорило существующее разграничение перед британской администрацией Индии и предъявило претензии на районы перевала Каракорум и Аксай Чин.  Англичане, не желая обострять отношения с Китаем в условиях борьбы с Россией за влияние в Центральной Азии,  предложили компромисс в виде раздела спорного района «по линии водораздела между бассейнами рек Инд и Тарим»(1,с.294). При этом территория к северу от этой линии, считалась китайской, а южная часть района отходила к Британской Империи. Предложенная  линия  разграничения  получила название  линии Маккартни – Макдональда (в честь британских дипломатов – консула в Кашгаре Дж.Маккартни и посла в Пекине К.Макдональда). «Ни китайские власти, ни местные правители Синьцзяна не высказали возражений по поводу предложения англичан, хотя в последующем в период обострения индийско-китайского конфликта китайская сторона утверждала обратное»(1,с.294).

Центральный участок – «граница индийских штатов Химачал Прадеш и Уттар Прадеш с Тибетом, проходящая вдоль Гималайского хребта от реки Сатледж до границы с Непалом. Его протяженность – около 640 км. С точки зрения Индии, вопрос о пограничной линии на этом участке был решен в результате подписания в 1954 г. Соглашения о торговле и связях между Индией и Тибетским районом Китая, где были обозначены 6 перевалов-переходов: Шипки, Манна, Нити, Кунгри Бингри, Дарма и Липу Лек, через которые могли передвигаться торговцы и паломники из одной страны в другую, что и давало основания считать их пограничными, а границу – установленной» (1,с.296). На данном участке Китай оспаривает принадлежность Индии ок.2 тыс.кв.км территории. «Китайская сторона в качестве аргумента в пользу своей версии по центральному участку границы утверждает, что эти районы традиционно находились под управлением местных властей Тибета, и население спорных районов почти полностью состоит из тибетцев»(1,с.296).

Восточный участок индийско-китайской границы проходит вдоль т.н. линии Макмагона «от стыка границ КНР, Индии и Бирмы [совр.название Мьянма – прим.составителя] до стыка границ КНР, Индии и Непала. Эта пограничная линия получила название по имени британского представителя на трехсторонней англо-тибето-китайской конференции в Симле в 1913-1914 гг [сэр Генри Макмагон – прим.составителя]. Китайская сторона считает Симлскую конференцию незаконной и ставит вопрос о совершенно иной пограничной линии, проходящей у подножья Гималаев южнее линии Макмагона примерно на 100 км, претендуя на территорию около 90 тыс.кв.км, расположенную между двумя этими линиями. Кроме того, Китай заявляет, что на некоторых участках Индия установила пограничные посты даже севернее линии Макмагона (1,с.296).

Провозглашение независимости Индии (1947 г.) и образование Китайской Народной Республики (1949 г.) положили начало активной и независимой внешней политике этих государств. В новых исторических условиях пограничный вопрос не мог оставаться вне поля зрения руководящих сил обеих стран. Катализатором обострения индийско-китайского пограничного спора стали их действия, направленные на укрепление своих позиций в Гималая. «Правительство Индии в 1949-1950 гг. приступило к осуществлению мер, направленных на закрепление в договорном порядке тех отношений с гималайскими районами, которые сложились еще в колониальный период. Так, 9 августа 1949 г. в Дарджилинге был подписан договор между Индией и Бутаном, в соответствии с которым бутанское правительство соглашалось «следовать» советам Индии в вопросах внешних сношений», сохраняя автономию во внутренних делах; Индия принимала на себя обязательство оказывать Бутану значительную экономическую помощь. 5 декабря 1950 г.в Гангтоке Индия и Сикким подписали договор, согласно которому Сикким провозглашался «протекторатом» Индии, пользующимся «автономией во внутренних делах»…Непал практически никогда не входил в состав британской колониальной империи, а как бы находился под ее «тенью». Подписанный 31 июля 1950 г. индийско-непальский договор признавал суверенитет, территориальную целостность и независимость Непала. Договор предусматривал, что оба правительства будут «информировать» друг друга о каких-либо разногласиях и недопонимании, которые могут возникнуть у каждого из них с их соседями. В тот же день состоялся взаимный обмен письмами, в которых указывалось, что каждое государство не допустит угрозы безопасности другому со стороны агрессора, а в случае возникновения подобной угрозы будет принимать эффективные контрмеры»(1, с.292).

Правительство КНР, в свою очередь, «принимало меры как военного, так и политического характера: в 1950 г. на территорию Тибета были введены подразделения Народно-освободительной армии Китая, а 23 мая 1951 г. в Пекине было подписано «Соглашение между Центральным народным правительством Китая и местным правительством Тибета о мероприятиях по мирному освобождению Тибета», провозгласившее национальную автономию Тибета «под общим руководством Центрального народного правительства» КНР. Таким образом, Китай и Индия пришли в непосредственное соприкосновение на значительных участках гималайской границы»(1, с.292).

 

Эскалация конфликта и переход к военным действиям

 «С начала 1950-х годов в Китае начали публиковаться географические карты, на которых значительная часть территории Индии, а также Сикким, Бутан, Непал и некоторые другие территории были обозначены как китайские. Около 130 тыс. кв.км территории в Аксай Чине и в районе линии Макмагона были включены в состав Тибетского района Китая и провинции Синьцзян. Публикации подобных карт продолжались и после подписания соглашения 1954 г., в том числе и в приложении к учебнику для средних школ «Краткая история современного Китая» (1,с.306).

«Уже в июле-августе 1954 г. впервые состоялся обмен нотами, в которых правительство Китая обвинило Индию в проникновении ее вооруженного отряда на территорию Тибетского района Китая в районе перевала Нити. Индийская сторона в ответ утверждала, что ее отряд находился исключительно на территории, принадлежащей Индии, и обвинила китайскую сторону в том, что тибетские чиновники попытались пересечь границу Индии»(1,с.306).

«В течение 1955-58 гг. китайские отряды неоднократно проникали в районы Аксай Чин и за линию Макмагона. В 1958 г.в № 95 журнала «Китай в иллюстрациях» была опубликована карта, на которой значительные районы соседних государств включались в состав китайской территории…Индийское правительство выразило в связи с этим протест в ноте от 21 августа 1958 г.»(1,с.306). Кроме того, обеспокоенность правительства Индии вызвало строительство дороги, начатое Китаем в районе Аксай Чин. «Обмен нотами и письмами по проблеме индийско-китайской границы продолжался много месяцев»(1,с.306).

«Наконец, в письме на имя индийского премьер-министра от 23 января 1959 г.Чжоу Эньлай впервые официально заявил, что индийско-китайская граница никогда не была формально определена, что не существует никаких договоров и соглашений, подписанных центральным правительством Китая и правительством Индии, относительно границы между двумя странами»(1,с.306).

10 марта 1959 г. длительное недовольство тибетцев политикой китайских властей вылилось в восстание. После подавления выступления войсками КНР, религиозный лидер Тибета Далай-лама и более 6 тысяч тибетцев бежали через высокогорные перевалы на территорию Индии и других гималайских государств. События в Тибете резко осложнили индийско-китайские отношения, а решение индийских властей принять у себя беженцев «породило резкий протест китайской стороны»(1,с.307). В 1959 г.на индийско-китайской границе отмечаются первые серьезные вооруженные столкновения. Ситуацию не удалось переломить в ходе официального визита в Индию премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая в апреле 1960 г. В ходе встречи китайский руководитель предложил правительству Индии своеобразный размен: «признание Китаем линии Макмагона в качестве международной границы в обмен на согласие Индии на сохранение за Китаем занятой им к тому времени территории в Аксай Чине»(1,с.317-318). Дж.Неру, а вслед за ним другие члены индийского правительства, отказались принять предложенную схему.

«Обмен нотами и многочисленными посланиями, личные контакты Дж.Неру с Чжоу Эньлаем не привели к позитивным результатам. Продолжались пограничные столкновения, нарушения воздушного пространства и др. Индия обвиняла Китай в дальнейшем проникновении вглубь Ладакха. Так, в глубине индийской территории были созданы китайские военные посты, соединенные дорогами с основной китайской магистралью в Аксай Чине. После ноября 1961 г. индийская сторона также стала обозначать свое военное присутствие к востоку от линии, на которую претендовал Китай, но где фактически китайского присутствия не наблюдалось. В ответ на это китайская сторона заявила о возобновлении патрулирования на участке от Каракорума до Конгка. Китайская тактика в отношении индийских постов состояла в том, что они постепенно окружали их, лишая возможности их снабжения даже с воздуха. Время от времени в спорных районах возникали и перестрелки. Летом 1962 г. индийская армия стала проявлять определенную активность и на восточном участке границы, в тех районах, где сохранялись различия в интерпретации места прохождения линии Макмагона…Попытки решить спорные вопросы путем переговоров не увенчались успехом. Напряженность постепенно возрастала, и предотвратить вооруженную конфронтацию сторонам так и не удалось. В общей сложности, согласно индийским данным, с июня 1955 по июль 1962 г.в районе границы произошло более 30 вооруженных конфликтов. Летом и осенью кровопролитные стычки участились, а 20 октября началось массированное вторжение китайских войск вдоль всей пограничной линии на западном и восточном ее участках. В результате военных действий между 1959 г. и октябрем-ноябрем 1962 г.Китай дополнительно оккупировал более 14 тыс.кв.км территории, главным образом в Аксай Чине, которую Индия считала своей…На некоторых участках Китай вторгся на 80-100 км вглубь индийской территории. Только с 20 по 25 октября было убито 2,5 тыс.индийских солдат (данные о своих потерях китайская сторона не публиковала). Китайские войска заняли территории в предгорьях района Каменг и в других частях Аруначал Прадеш и захватили все индийские военные посты в Ладакхе. В центральном секторе и на сиккимо-тибетской границе активных военных действий не было. Политическая обстановка внутри страны все более обострялась. Дж.Неру в обращении к индийскому народу заявил, что над страной нависла самая серьезная угроза с момента провозглашения независимости.

Массированное вторжение китайских войск на территорию Индии, масштабы кровопролития на индийско-китайской границе вызвали серьезную обеспокоенность не только афро-азиатских стран. Вопреки прогнозам Пекина, Советский Союз не поддержал своего блокового союзника – Китай – в его конфликте с Индией. Москва выступила с призывами прекратить огонь и начать переговоры о мирном урегулировании конфликта…Позиция СССР была высоко оценена в Индии.

Действия Китая практически не получили поддержки ни одного государства. Антииндийского восстания приграничных племен, сепаратистское движение которых не только поддерживалось, но и провоцировалось эмиссарами Пекина, также не произошло. 21 ноября 1962 г. руководство КНР объявило об одностороннем прекращении огня с 22 ноября и начале отвода китайских «пограничных отрядов» на 20 км от линии Макмагона. В центральном и западном секторах китайские войска должны были быть отведены на 20 км от линии фактического контроля. Такое предложение было выдвинуто Чжоу Эньлаем еще 7 ноября 1959 г. В соответствии с китайским предложением, индийские войска должны оставаться на позициях в 20 км за линией, которая определялась китайской стороной как линия фактического контроля. В восточном секторе индийские войска также должны были занять позиции а 20 км к югу от линии Макмагона. Согласно предложению Пекина, Индия и Китай могли основывать гражданские посты в фактически демилитаризованной зоне по обе стороны линии фактического контроля. Индийская реакция на эти предложения была негативной…Активные военные действия вдоль границы прекратились. Китай сохранял за собой свыше 36 тыс.кв.км территории, которую Индия считала своей.

 

После конфликта

Несмотря на прекращение кровопролития в приграничной полосе, «политическая конфронтация продолжалась. Органы массовой информации Китая публиковали критические статьи и комментарии, касавшиеся внутриполитических и внутриэкономических проблем Индии, которые расценивались индийской стороной как вмешательство в ее внутренние дела. Получение Индией помощи со стороны СССР и США Китай рассматривал как «предательство» идей неприсоединения. Индийская сторона обвиняла Китай в нарушении общепринятых норм международных отношений, принципов мирного сосуществования и условий соглашения 1954 г.

Одним из следствий китайско-индийского пограничного конфликта стала нормализация отношений между Китаем и Пакистаном, омрачившихся в конце 1950х гг.в связи с укреплением военного сотрудничества последнего с США, а также в связи с приемом в Исламабаде делегации Тайваня. «5 ноября 1962 г. перзидент Пакистана Айюб Хан выразил серьезную озабоченность в связи с вооруженным конфликтом на индийско-китайской границе, отметив при этом, что массированные поставки Индии вооружений из Великобритании, США и др. стран могут не только затянуть опасную вооруженную конфронтацию, но создают опасения у народа Пакистана, что это оружие будет направлено против него. Пакистанское руководство приветствовало предложение Китая об отводе войск от линии фактического контроля и по существу признало Индию виновной в провоцировании конфликта»(1,с.324).

«26 декабря 1962 г. Китай и Пакистан официально объявили о достижении принципиальной договоренности об установлении общей границы китайского Синьцзяна и сопредельных районов, «оборона которых находится в компетенции Пакистана»…В опубликованной 29 декабря 1962 г.в газете «Жэньминь жибао» редакционной статье разъяснялось, что «сопредельные с Китаем районы, находящиеся под контролем Пакистана», включают Кашмир, который является предметом спора между Индией и Пакстаном. Китай, говорилось далее в статье, занимает позицию невмешательства в Кашмирский спор и надеется, что две «братские страны – Индия и Пакистан, решат этот вопрос путем переговоров без вмешательства внешних сил». Учитывая специфику ситуации, Китай и Пакистан сразу же объявили, что соглашение носит временный характер, и после решения кашмирского вопроса заинтересованные стороны возобновят переговоры по вопросу границы Кашмира, и временное соглашение будет заменено официальным договором по границе.

Наконец, 2 марта 1963 г. было подписано пакистано-китайское пограничное соглашение, в текст которого был включен пункт о возобновлении переговоров после разрешения кашмирской проблемы между Индией и Пакистаном. В соглашении было указано, что оно касается границы между китайским Синьцзяном и «сопредельными районами, обеспечение безопасности которых находится под фактическим контролем Пакистана»(1,с.324).

«Главная причина заинтересованности Пакистана в отношениях с Китаем была четко сформулирована в выступлении в ходе дебатов в пакистанской Национальной Ассамблее З.А.Бхутто 17 июля 1963 г., который сказал, что «в случае войны с Индией Пакистан не будет одинок. Пакистану окажет помощь самое могущественное государство Азии»(1,с.325).

 «Ситуация на индийско-китайской границе после прекращения активных военных действий в течение второй пол.1960х гг. была далека от стабильности. Это во многом стало следствием бурных политических событий в Китае после начала «Культурной революции», в особенности, на территории Тибета. Отголосками этих событий стали участившиеся вооруженные столкновения на индийско-китайской границе…».Китай наращивал военное присутствие в Тибете и активизировал свою помощь сепаратистским движениям племен северо-восточной Индии (1,с.326).

«Тем не менее, обе стороны постепенно приходили к осознанию того, что продолжающееся много лет состояние полувойны…требуют от них слишком больших военных, моральных и материальных усилий»(1,с.327).

«Обстановка в Юж.Азии в конце 1960х – нач.1970х гг. благоприятствовала намерениям Индии искать пути нормализации отношений с Китаем и урегулирования спорных проблем…Подписание 9 августа 1971 г. Договора о мире, дружбе и сотрудничестве между Индией и СССР, расширение советско-индийских контактов в политической, торгово-экономической и, главное, в военной областях [ инициативы СССР в отношении Индии были во многом обусловлены резким ухудшением советско-китайских отношений в 1960х годах – прим.составителя] значительно укрепили ее военный потенциал, позиции в южно-азиатском регионе и на мировой арене в целом»(1,с.327). В разразившемся в 1971 г. вооруженном конфликте с Пакистаном Индия одержала убедительную победу, которая даже привела к распаду Пакистана и появлению на мировой карте государства Бангладеш.

«Китай, будучи заинтересован в восстановлении своих позиций на международной арене после периода изоляции, связанного с «Культурной революцией», убедившись в бесперспективности решения спорных с Индией проблем военными методами, также демонстрировал заинтересованность в снижении уровня конфронтации…Нормализация отношений с Индией могла бы открыть путь для восстановления пошатнувшегося авторитета Китая в движении неприсоединения»(1,с.327). Хотя в октябре 1975 г. ввод индийских войск в Сикким чуть было не спровоцировал новое вооруженное столкновение на границе (1,с.328), «15 апреля 1976 г.министр иностранных дел Индии Я.Чаван сообщил в парламенте о решении восстановить дипломатические отношения с Китаем на уровне послов [разорванные еще в 1962 г. – прим.составителя]. Пекин предпринял аналогичную акцию в июле. Индийский и китайский послы были тепло встречены соответственно в Пекине и Дели…К этому же периоду относится и восстановление контактов в области культуры, спорта, участие торговых делегаций двух стран в работе торгово-промышленных ярмарок и выставок»(1,с.328).

Новый этап развития межгосударственных отношений Китая и Индии начался в обстановке серьезных политических перемен как в этих двух странах (в Китае - разгром «банды четырех» и возвращение в политику Дэн Сяопина, в Индии – поражение Индийского нац. конгресса на выборах 1977 г.), так и в сопредельных государствах (Исламская революция в Иране и окончание Вьетнамской войны).  12 февраля 1979 г. министр иностранных дел Индии А.Б.Ваджпаи посетил Пекин с официальным дружественным визитом. Несмотря на то, что визит был прерван начавшимся 17 февраля вторжением китайских войск во Вьетнам, этот первый после долгого перерыва непосредственный контакт первых лиц позволил Китаю и Индии определить позиции друг друга по пограничному вопросу. Желание стран продолжать процесс нормализации отношений получило подтверждение в ходе встреч новоизбранного премьера Индии И.Ганди с руководителями КНР в 1980 г. 26 июня 1981 г.министр иностранных дел КНР Хуан Хуа прибыл в Дели с официальным дружественным визитом. Именно в ходе этого визита удалось преодолеть важное разногласие, препятствовавшее началу переговоров о границе: «индийская сторона согласилась обсуждать погранично-территориальный вопрос без выполнения Пекином предварительного условия – безоговорочного освобождения оккупированной индийской территории»(1,с.331). В ходе визита была достигнута договоренность о поочередном проведении в Дели и Пекине «регулярных встреч официальных делегаций двух стран для обсуждения проблем двусторонних отношений»(1,с.332).  Встречи продолжались до конца 1980х годов и привели к осознанию «необходимости отхода от устоявшихся стереотипов, выработки нового взгляда на всю систему индийско-китайских отношений, на основную их спорную проблему – погранично-территориальную, «строительства» качественно новых отношений, без излишнего «романтизма», на более реалистической основе»(1,с.336).

«Осознание обеими сторонами этого очевидного факта привело, наконец, к визиту в Пекин в декабре 1988 г. премьер-министра Индии Раджива Ганди – первому визиту на таком уровне после посещения КНР Д.Неру в 1955 г.(1,с336). Дальнейшей нормализации индийско-китайских отношений способствовало окончание «Холодной Войны», качественное изменение отношения США к Пакистану и Индии, а также начало нормализации советско-китайских отношений (1,с.338).

Важным итогом визита индийского премьера в КНР стало «значительное взаимное сокращение численности войск по обе стороны индийско-китайской границы, в особенности, на восточном ее участке»(1,с.339).

В декабре 1991 г.ответную поездку в Дели совершил премьер Госсовета КНР Ли Пэн, а в сентябре 1993 г.Китай посетил премьер-министр Индии Нарасимха Рао(1,с.340). В ходе последней встречи, 7 сентября 1993 г. Н.Рао и Ли Пэн подписали «Соглашение о поддержании мира и спокойствия вдоль линии фактического контроля», по существу соглашение о мерах доверия, которое расценивалось экспертами как первое важное соглашение по контролю над вооружениями, подписанное двумя азиатскими странами»(1,с.340).

28 ноября – 1 декабря 1996г. в Индии побывал с официальным визитом Председатель КНР Цзян Цзэминь. Это был первый визит в Индию главы китайского государства. Значение этого визита состояло  прежде всего в том, что стороны подписали «Соглашение о мерах доверия в военной области вдоль линии фактического контроля, которое явилось дальнейшим развитием документа, подписанного в 1993 г.(1,с.342).

Несмотря на оптимистические оценки большинством экспертов перспектив развития индийско-китайских отношений, следует помнить, что все достигнутые до сих пор соглашения касаются не границы, а линии фактического контроля, сложившейся в результате наступления китайских войск в 1962 г. «В территориальном споре с Китаем Индия считает себя пострадавшей стороной и продолжает придерживаться точки зрения, что Китай захватил часть ее территории. Поэтому, как считают в Индии, дальнейшая судьба двусторонних отношений в большей степени зависит от того, сохранится ли курс на улучшение отношений с Индией одним из приоритетных направлений внешней политики Китая. Индийские «реалисты», несомненно, отдают себе отчет в том, что в обозримом будущем вряд ли стоит рассчитывать на добровольный возврат Пекином территорий, которые Индия считает своми»(1,с.343).

 

Составил Д.В.Ершов                                                                   

Литература: Границы Китая: история формирования, М:Памятники исторической мысли, 2001

                                                                        

Top


Закрыть ... [X]

CША подталкивают Индию к конфликту с Китаем / В мире / Независимая Имя ольга в отношениях

Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии Отношения к конфликту в индии