Пример прически на длинные волосы

eng | pyc

  

________________________________________________

Tur
ГОРНОЕ ОЗЕРО
 

3.
Ну, теперь точно черед сковородки, и Саша подошла к поваренной книге. То, что нужно натереть мясо маслом и обвалять его в муке, она знала по собственному опыту, но ведь здесь открывается возможность для начинки. А значит, ее влагалище и попу можно нафаршировать чем-то вкусным и потом попробовать, что получится.
Насчет заднего прохода есть сомнения, а вот влагалище, пропитываемое смазкой от возбуждения, должно придавать пикантный вкус тому, что будет там находиться. Да и можно будет использовать шнуровку, зря, что ли она прокалывала себе половые губы?
Для заднего прохода она решила использовать небольшой кабачок, а вот для влагалища – приготовить фруктовую смесь из бананов, ананаса, яблок и клубники. На соски надо будет надеть вишенки, чтобы они не подгорели в горячем масле, а в нос и уши, как и в котле, вставить мелкие редиски.
Когда фруктовая смесь была готова, Саша налила на сковородку масла, так, чтобы его уровень был выше половины ее тела в лежачем положении, насыпала в большую коробку муку и положила фруктовую смесь в пресс для ее закачивания.
Еще раз убедившись, что все готово, так как все выполнить и лечь на сковородку надо раньше, чем она раскалится, Саша включила газ под сковородкой.
Она взяла вишенки, вытащила из них косточки и в образовавшееся отверстие вставила соски, уже возбужденные от одного предвкушения ощущений на сковороде. Саша долго не могла вставить штырьки через соски, чтобы зафиксировать вишенки, штырьки никак не хотели попадать в отверстия, но, наконец, ей это удалось. А красиво смотрелась ее грудь с большими вишенками, которые так контрастно выделялись на ее фоне!
Потом она влезла в ванну с маслом и хорошенько себя намазала, чтобы масло попало и между половыми губами, и на вход в задний проход. Здесь же она вставила себе в анус кабачок, предварительно окунув его в масло. Он зашел в нее и занял все свободное пространство.
Саша вдела шнуровку через колечки на половых губах и легла на скамейку, где был закреплен пресс. Введя его конец через половые губы во влагалище, она начала качать рукоятку пресса. Ощущения были просто сказочными. Фруктовая масса начала входить в нее, пример прически на длинные волосы заполняя собой все свободное пространство и возбуждая влагалище движением фруктовых кусочков разной формы, которые будоражили каждый его участок. Но вот с заполнением полностью всего пространства возникли проблемы. Как только влагалище было заполнено, Сашино тело под давлением пресса начинало скользить по скамье. Тогда Саша встала, переставила головку пресса в вертикальное положение и села сверху. Теперь все пошло хорошо, и через некоторое время Сашино тело начало подниматься, так как влагалище, казалось, лопнет от наполнившей его смеси. Тогда Саша встала и быстро, до боли, затянула шнурки. Собравшаяся вырваться на свободу смесь осталась внутри нее, и только несколько капель сока вытекло наружу.
Хоть теперь Саше было тяжело ходить, она влезла в коробку с мукой и обсыпалась так, чтобы мука толстым слоем была везде, в интимных местах тоже. Потом она села на желоб, смазанный маслом, и лежа съехала на сковороду.
Но она слишком долго провозилась с начинкой себя, и масло оказалось значительно горячее, чем она ожидала. Волна горячего масла, усиленная разведенными ногами ударила в промежность, половые губы, зайдя на лобок, пошла по животу и, заполнив пупок, начала стекать по бокам. От этой неожиданно горячей волны Саша инстинктивно села, и ее зашнурованные половые губы попали в прямой контакт с горячим дном сковородки, это ее обожгло, и она упала на спину, раскинув в стороны руки.
Горячее масло приняло ее в свои объятия, оно обволокло ноги, попку, набухшую от фарширования и шнуровки Сашину киску, по бокам прошло до подмышек и основания нежных грудей. И опять по телу побежала волна возбуждения от внутренней стороны бедер к половым губам, заполнила всю нижнюю часть и пришла к груди и мочкам ушей. Груди, казалось, приподнялись еще выше, а соски, даже скрытые под темными вишнями, стояли торчком и, казалось, вибрировали от возбуждения.
Из Саши вырвался протяжный стон, и она от переполнявшего ее желания перевернулась на живот. Теперь раскаленное дно принялось накалять ее живот, лобок и груди, которые своими вишнями уткнулись в дно сковороды. Странно, но ей от этого захотелось еще сильнее прижать лобок к сковороде, чтобы, фруктовая смесь, находящаяся в ней под тонким слоем кожи, поскорее начала приготовляться. Она еще несколько раз переворачивалась с живота на спину и опять на живот, пока раскаленное масло не выжгло ее нервные окончания, и она не перестала ощущать боль от температуры масла. Но так и было написано в поваренной книге, значит, она все делает правильно.
Она смогла в этом убедиться, когда, лежа на спине и прожаривая свои аппетитные ягодицы, почувствовала, как закипевший внутри нее фруктовый сок сквозь плотную шнуровку половых губ вырвался наружу, вызвав бурное кипение масла около них. Это было просто волшебно, потому что перед этим он долго бурлил в ней, вызвав многочисленные оргазмы, раздувая и так растянутые стенки влагалища, не оставляя в покое ее заветную точку возбуждения ни на минуту. А когда она лежала на груди, закипавший от этого сок внутри вишен, клокотал на сосках и выходил капельками наружу. Вишни постепенно теряли свою округлую форму, становясь мягкими и бесформенными.
Такое количество оргазмов не вынесет ни один смертный человек, и Сашино сознание начало опять мутнеть, то ли от бесчисленного количества оргазмов, то ли от того, что тело начинало все больше и больше подходить к состоянию готового блюда. Это нужно было заканчивать, или это уже не закончилось бы никогда, и Саша, подтянувшись к краю сковороды, по другому желобу съехала в ванну с холодным маслом, приготовленную заранее.
Раскаленное тело чуть ли не с шипением окунулось в его прохладные объятия, которые забрали весь внутренний жар и немного прояснили сознание. Еще немного полежав в приятных масляных объятиях, Саша встала и, подойдя к кухонному столу, взяла чашку, подставила ее к своим половым губам и потянула за шнурок. Запеченная в ее теле фруктовая масса вырвалась наружу, наполнив подставленную чашку до краев.
От чашки поднимался великолепный аромат запеченных фруктов, наполненный запахами Сашиного тела и волшебным соком возбуждения, который пропитал все это во время оргазмов. Да и вкус этого фруктового салата был отменным, ни в одном ресторане на планете не было столь восхитительного блюда! Попробовав салат и удовлетворившись его вкусом, Саша пошла, чтобы вымыться и немного передохнуть, потому что такое количество оргазмов, которое она испытала на сковородке, оставит без сил любую женщину, тем более, что впереди еще была духовка и вертел.
Хотя, что может быть в духовке интересного, причем интереснее, чем в тостере и на сковородке? По идее, те же ощущения от прямого контакта тела с жаром огня и разливающихся от этого по всему телу волн сладострастия. А может, есть все-таки что-то такое особенное? Хотя… эта система вдвигания и выдвигания по таймеру противня из духовки и крепление человека в ней вроде бы должна доставить удовольствие.
Вымывшись, Саша осмотрела духовку и включила ее для прогрева, ведь в холодной духовке мясо не зажаришь, да и лежать там долго и не испытывать тех же ощущений, как приготовление до готовности, не интересно.
Здесь было два способа помещения человека на противень. Вертикальный – для этого была подставка с двумя штырями, торчавшими вертикально вверх, и длинная стойка для крепления тела и рук в разведенном в стороны положении. Либо горизонтальный, когда человек лежал на спине, а его ноги были согнуты в коленях, разведены в стороны и зафиксированы, то же для рук.
Саша примерила сначала вертикальное расположение, но здесь явно не хватало высоты печного проема, в который она не проходила в зафиксированном положении из-за своего роста. Значит, только горизонтально. Она уже привычно натерла себя маслом и пошла выбрать что-нибудь для заполнения влагалища и заднего прохода.
Для влагалища она выбрала большой сочный помидор, а для попки – длинный и не очень толстый огурец. Удобно расположившись на противне, она сначала засунула огурец, который легко зашел в нее, потом помидор. Помидор оказался крупнее, чем она ожидала, он плотно влез в нее, заполнив все свободное место. Он даже не поместился полностью и торчал одной стороной наружу, разведя в стороны половые губы, и ярко выделялся на фоне Сашиного тела. На верху этого красного овала выделялся клитор, которому так же не хватило места из-за размеров помидора.
Саша отрегулировала перекладины под длину ног до колена, положила на них широко разведенные ноги и, согнув, завела ступни в крепления, которые, обхватив их, зафиксировали ноги в таком положении.
После этого она затянула крепления на талии, груди, голове и вставила согнутые в локтях руки в крепления, так что они оказались прямо над головой. Включившийся в это время таймер привел в движение противень, и он начал задвигаться в духовку.
И снова жар нагретой печки начал охватывать Сашино тело. Сначала это были ступни, потом внутренняя сторона ног, затем вся промежность уже находилась под его воздействием. От нестерпимого жара хотелось сдвинуть ноги и спрятать раскрывшееся лоно и половые губы от раскаленных волн горячего воздуха. Но крепления надежно держали их, не позволяя сдвинуть ни на миллиметр. Потом жар растекся по животу, груди. Вот уже и голова с руками скрылись внутри печки. За Сашиной головой опустилась железная заслонка, и она осталась одна внутри печки, которая должна была ее запечь до хрустящей корочки на коже.
Жар делал свое дело, и с Сашиного тела начинал капать жир вперемешку с потом, которые, стекая с нее на противень, шипели и пузырились. Жар начинал проникать вглубь, и Саша явно почувствовала, как начали нагреваться ее внутренности, что дало ей новые ощущения, которых она не испытывала до сих пор. Это очень возбуждало, когда ты можешь представить, как готовится твоя печень или почки, внутри тебя и вместе с тобой.
Очень сильно стали печь половые губы и клитор, которые изнутри нагревались накаляющимся помидором, а сверху их нестерпимо жег жар печки. И тут в Сашиной голове появилась мысль, от которой стало жарко вдвойне – а на какое время настроен таймер печки? Она настроила таймер начала движения противня в печку, а про таймер выдвижения забыла. Но сделать что-то было уже невозможно. Оставалось надеяться, что там стоит небольшое время, в противном случае она останется здесь навсегда, пока не зажарится и не умрет.
От этих мыслей она возбудилась еще больше, представив, как кто-то другой придет сюда, откроет печку и найдет ее запеченной и покрытой хрустящей корочкой. Жаль, что она не надела на соски вишенки, они явно подгорят. Соски и правда начинали накаляться, причем с верхней, самой нежной точки, и от этого волна возбуждающе-болезненной боли начала от сосков опускаться вниз по груди. Саша была уже близка к оргазму, когда волна чего-то раскаленного взорвалась внутри нее, заполнив ее влагалище. Это закипевший внутри нее сок помидора, который нагрелся от стороны торчавшей наружу, ворвался внутрь нее. Это был удар и боль, которые заслонили собой все остальные мысли и ощущения. Она начала двигаться, инстинктивно пытаться насадить себя на член, который раскаленным стержнем ворвался в нее, и задвигала тазом навстречу ему. Оргазм не заставил себя долго ждать, и это был, наверно, самый яркий оргазм в ее жизни, лишь бы не в последний раз.
Теперь две сладострастные боли устремились навстречу другу-другу, от сосков и внутри влагалища. Замкнулось это около пупка, и эта возбужденная линия, соединяющая два самых эрогенных участка, начала крутить и ломать Сашино тело. Сознание от этого и от жара, который проник, казалось, до середины ее костей, начинало мутнеть, но еще в нем теплилась надежда, что таймер сработает раньше, чем она превратиться в запеченную утку. Часть горячего сока помидора вылилась через половые губы на противень, и по духовке распространился запах печеных помидоров, смешанный с запахом жарившегося Сашиного тела.
И, словно почувствовав предел ее возможности, сначала поднялась заслонка духовки и следом за ней противень начал медленно выдвигаться из нее. Сначала голова, а потом и все тело вышло из зоны огня, и приятный, прохладный воздух пещеры охладил соски и разгоряченное тело.
Раздался щелчок, кисти Сашиных рук и ноги освободились от креплений, удерживавших их. Саша отстегнула поясное крепление и буквально упала на пол, настолько она обессилила от духовки. Она с трудом поднялась и, сделав несколько шагов, упала в ванну с маслом и долго лежала в нем, выставив голову и размазывая его приятную прохладу по горячему телу, охлаждая себя. Кожа, ссохшаяся в духовке, получила желаемую влагу и перестала сжиматься, стягивая, словно ремнем.
Подождав, когда тело остынет, туман развеется в голове и сознание полностью вернется к ней, Саша встала из ванной и, вытершись, подошла к зеркалу. Из зеркала на нее смотрела смуглая девушка, ведь Сашина кожа от постоянного чередования масла и высокой температуры приобрела бронзовый оттенок и, смазанная, блестела. После такого воздействия температуры почти весь подкожный жир вытопился из-под кожи, и она натянулась, сжавшись от жара.
Кожа на животе, бедрах и груди подтянулась, как будто ее специально натягивали, живот втянулся и даже немного приобрел впалый вид, ребра грудной клетки четко выделялись, были видны их выступающие края. То же самое произошло с ягодицами и промежностью, особенно эротично выглядели половые губы, раскрывшиеся из-за натянувшейся кожи.
Хороший получился «барашек», прямо для вертела, подумала Саша и пошла выбирать его для себя. Здесь было несколько различных вертелов и подобие решетки в виде растяжки в разные стороны рук и ног.
Осмотрев все, Саша выбрала для себя настоящий вертел, когда штыри вставляются в попку и влагалище, а руки и ноги крепятся вверху и внизу в вытянутом виде. Она встала рядом с вертикально стоящим вертелом и, потянувшись, достала до креплений для рук, значит, ей этот размер подойдет.
Она еще раз обратила внимание, что штырь, который входит во влагалище, съемный и вместо него может ставиться Z-образный рычаг. Судя по всему, он используется, если зажаривается мужчина, и этот рычаг позволяет зафиксировать его член в оттянутом от тела положении, чтобы этот деликатес равномерно прожарился. Ну, в моем случае это не нужно, и Саша сняла рычаг, поставив штырь, который должен войти во влагалище. Причем штырей здесь лежало несколько штук, разных размеров и Саша подобрала для попки и влагалища штыри подобающего диаметра и длины, вставив их в себя здесь же, лежа на лавке.
После этого она закрепила штыри на вертеле и пошла приготовить угли и натереть себя маслом, чтобы как можно быстрее начать зажаривать себя на вертеле и, соответственно, быстрее выйти из пещеры. Ей очень хотелось поскорее похвастаться перед знакомыми новым видом своего тела, подтянутым и потемневшим.
Саша засыпала угли в мангал и включила горелки, чтобы разжечь их. Осмотрев устройство вертела, она нашла только один таймер, который отвечал за опускание вертела на огонь. А вот для поднятия вверх и снятия с огня нужно было потянуть за веревку, которая висела со стороны, где должны были бы находиться руки при прокручивании вертела над мангалом. Попробовав и одну, и другую систему, Саша удовлетворилась ее работой и пошла приготовлять себя для насаживания на вертел.
Она тщательно натерла себя маслом, не пропуская ни одного участка кожи, а потом просто окунулась в него с головой. На соски она надела вишни, зафиксировав их серебряными штырями. Уши она спрятала в сочные апельсины, закрепив их в местах, где были дырки для сережек, сделав дополнительные отверстия в верхней части ушей и вставив в них штыри для пирсинга. Для лица она приготовила щит из арбузной корки и кожаные ремешки для крепления ее на лице. Кольца с половых губ она убрала, теперь в них не было необходимости, потому что во влагалище должен был войти толстый штырь. Теперь все было готово и последнее, что она сделала, это смазала штыри вертела, чтобы они легче вошли в нее.
Саша поставила таймер опускания вертела на пять минут, а потом переставила на десять, пусть лучше больше останется времени на подготовку. Ну что, пора начинать, чтобы быстрее закончить. Хотя она тут же поймала себя на мысли, что ей не хочется уходить отсюда, ведь именно благодаря этой пещере она реализовала самые смелые свои мечты и фантазии. Но значит, она быстрее сможет вернуться сюда и снова все испытать, а может даже прихватить кого-нибудь из подружек, кому тоже захочется испытать такое же наслаждение от контакта тела с огнем. А может и кого-нибудь здесь приготовить до готовности и попробовать приготовленное молодое человеческое мясо. От этой мысли заныло в промежности, и Саша сильно возбудилась.
Саша подошла к вертикально стоявшему вертелу, проверила надежность его крепления и, встав спиной к нему, поднялась на небольшие ступеньки, так чтобы штыри вертела были в промежности. Согнув ноги в коленях, она вставила штыри к входам в попку и влагалище и соскользнула со ступеньки. Штыри плотно и даже несколько туговато вошли, каждый в свое отверстие, и Саша повисла, болтая ногами в воздухе. Чтобы уменьшить давление на промежность, она немного развела ноги и вставила их в крепления для ног, которые тут же защелкнулись, плотно их обжав и приняв на себя вес ее тела.
После этого Саша закрепила стяжку на поясе, потом груди, прижала голову к утолщению на вертеле и зафиксировала ее стяжкой, проходящей через рот, которая не давала возможности кричать, как бы она ни старалась. После этого Саша надела на лицо маску из арбуза и закрепила ее ремнями вокруг вертела. Вроде все готово, и Саша, вытянув руки вверх, вставила их в крепления, которые поочередно защелкнулись от плеч до кистей рук.
Времени до опускания на жаровню еще было достаточно, и Саша поудобнее расположилась в зажимах, крепко державших ее тело. Стержни, когда она немного подтянулась вверх, немного ослабили свое давление и, сдвинувшись, возбудили ее. Она висела, вытянувшись, нанизанная на стержни, с натянутой, казалось, до звона кожей.
Вот, наконец, щелкнул таймер, и вертел начал опускаться на мангал. Опускался он так, что сначала над жаром углей окажется ее аппетитная попка и лишь потом, когда вертел начнет вращаться, она вся окажется над огнем. И вот вертел лег другим своим концом на вторую стойку и начал свое медленное вращением над углями, прожаривая Сашино тело.
Снова закипел сок внутри вишен и начал пропекать своим соком Сашины соски, апельсины и арбуз не давали возможности жечь наиболее чувствительные места и позволяли ощущать всем телом огонь, его огненную силу и ощущать, как по ней течет жир, как нагревается под его воздействием кожа и ее собственное мясо.
Но здесь появилось и новое ощущение – ощущение чего-то раскаленного внутри нее, внутри ее тела. Это стержни, раскалившись от жара углей, пекли и жарили ее внутренности. Это хотелось прекратить, но Саша не могла пошевелиться, могла лишь немного сдвинуться на этих раскаленных стержнях, которые, казалось, сошлись концами внутри нее, соединившись через тонкую кожаную перегородку.
Немного сдвинувшись попкой, она сместила раскаленную точку внутри себя, но это не принесло облегчения от раскаленного металла, однако эти два раскаленных члена, сдвинувшись, возбудили ее. Сделав еще несколько попыток подвигать попкой, Саша содрогнулась от оргазма и инстинктивно попыталась выгнуться, но захваты ее не пускали. Она вошла во вкус этой игры с раскаленными членами, и оргазмы последовали один за другим.
Наверно, в этом и был великий опыт маркиза Де Сада, совмещавшего боль с сексуальным наслаждением, или, вернее, доказавшего возможность получения сексуального наслаждения через боль. Раскаленные члены продолжали выжигать все внутри Саши, но это доставляло ей только удовольствие, особенно, когда можно было хоть немного сдвинуть попку и соответственно стержни внутри себя.
Вишни на сосках грудей уже сморщились и перестали истекать соком, который запекся на ее груди фиолетовыми потеками. Горячий апельсиновый сок при каждом повороте растекался по лицу, шее и стекал на грудь, когда она находилась в верхнем положении вертела.
И тут произошло то, чего она меньше всего ожидала. Когда вертел повернулся так, что Саша была повернута вниз, по ее спине прошлась прохладная волна и начала стекать ей на живот. Это два распылителя масла, которые она не заметила, полили ей спину и принесли небольшое облегчение от жара углей. Когда она перевернулась спиной к огню такая же масляная волна прошлась по ее груди, животу и ногам. Масло даже слегка зашипело на кончиках сосков, которые, казалось, запеклись до хрустящего состояния.
И снова масло стало раскаляться и пропекать Сашино тело все глубже и глубже. Все это вместе с оргазмами от раскаленных стержней начало буквально сводить ее с ума, сознание опять начинало мутнеть, и Саша стала терять контроль над собой. Пора это все заканчивать, и она потянулась к веревке, которая должна убрать вертел с огня.
Но что это? Как Саша ни пыталась, она так и не смогла дотянуться до веревки, та висела слишком высоко. Очередной раз, когда вертел повернул ее лицом вверх, Саша попыталась хотя бы кончиками пальцев дотянуться до веревки, но все попытки были тщетны. Видно, когда она готовила вертел, то не обратила внимание на длину веревки, а она оказалась слишком короткой.
Что же делать, как выйти из ситуации, пронеслось в угасающем Сашином сознании. Кричать бесполезно, потянуть за веревку она не может, и остается ей только оставаться на этом вертеле и жариться дальше. Она уже не почувствовала, как отвалились вишенки с сосков груди, и они покрылись коричневой корочкой, как упали апельсины, и нежные Сашины ушки, пропитанные их соком, начали поджариваться. Потом отвалилась арбузная корка, и Сашины щеки, носик тоже попали под жар углей. Последняя мысль, которая появилась у нее в голове, и после которой сознание угасло, была «а кто-нибудь попробует меня, какая я вкусная?..»

Перейти к 4-й части рассказа
Вернуться ко 2-й части рассказа, к 1-й части, на страницу Коллег по порнорассказам, на главную


Закрыть ... [X]

1.1 Понятие о вяжущем, тампонажном материале, растворе Выражаем благодарность за поздравление с днем рождения

Пример прически на длинные волосы Пример прически на длинные волосы Пример прически на длинные волосы Пример прически на длинные волосы Пример прически на длинные волосы Пример прически на длинные волосы